Аравиндан Нилакандан: "Между Гангом и Волгой: о кардинальной смене отношения к йоге в Советском Союзе"

Аравиндан Нилакандан — соавтор получившей широкую известность книги «Разрушая Индию: вмешательство Запада в сложные взаимоотношения между дравидами и далитами» (Breaking India); помимо этого, он является автором научно-популярных публикаций на тамильском.
 
 
 
 

Аравиндан Нилакандан

Между Гангом и Волгой: о кардинальной смене отношения к йоге в Советском Союзе

 
О том, как советские интеллектуалы отвергли йогу как регрессивную философию, чтобы впоследствии снова обратиться к ней.
 
Индийцам хорошо знакомы советские книги: недорогие, но хорошие издания, их в обязательном порядке читали в детстве те, кто вырос в Индии в период до 90-х годов XX века. В них говорилось о просвещенном прогрессивном обществе, считавшем религию и духовную сферу пережитками ушедшей эпохи. В книгах шла речь о том, как советские ученые, инженеры, философы, поэты и художники работали в свете диалектического материализма в трактовке марксизма-ленинизма. Каждая книга, чему бы она ни была посвящена — науке, искусству или обществу, изобиловала цитатами Маркса, Энгельса и Ленина.
 
Исследования по индийской культуре не были исключением. Индийская культура при этом представала в соответствии с марксистской диалектикой историческим феноменом борьбы между прогрессивными и реакционными силами. Например, в типичной для ведущего советского журнала статье о «домыслах индийской философии», как правило, встречался такой отрывок: автор статьи отмечал, что «буржуазные ученые зачастую игнорируют гуманистические, демократические и материалистические элементы» наследия индийской философской мысли, — и в нем они видят лишь арену «усиливающейся идеологической борьбы между реакционными и прогрессивными силами».
 
Как писал советский академик, рассмотрение индийской культуры в «предвзятом и претенциозном ключе» превратило ее в «грубый мистицизм и чистый обскурантизм», сделало ее таким «универсальным средством, панацеей». При этом «буржуазные идеологи» пытаются таким образом выдать индийскую культуру за «новое слово в философии, морали и этике в противовес идеологии социализма».
 
В эпоху гласности и перестройки зародилась новая картина мира, в соответствии с которой индийская культура и духовные учения постоянно взаимодействовали и вдохновляли лучшие умы, представлявшие в то время Советский Союз.
 
Данная работа состоит из трех частей, где мы предложим далеко не полное, а довольно обобщенное описание того, как индийская культура и духовные учения пролились бальзамом на русскую душу, раненную диктатурой марксистско-ленинского тоталитарного режима.
 

Хрестоматийный пример: синяя книжечка Василия Бродова (1912-1996)

 
Для начала вполне подходит исследование примера советской пропаганды в отношении наиболее популярного экспортного «товара» духовной культуры Индии.
 
Эта синяя книжица была широко известна в кругах левых интеллектуалов Индии и используется ими даже сегодня. Она рекомендована к прочтению всем, кто интересуется индийской философией и духовными учениями, — как индийцам, так и иностранцам, в целях улучшения научного понимания индийской философии. Книга «Индийская философия Нового времени» (Indian philosophy in modern times) советского индолога Василия Бродова опубликована в Москве в 1984 году издательством «Progress Publishers» и состоит из 366 страниц.
В предисловии автора 20 из 29 сносок-примечаний — это ссылки на работы В. И. Ленина, Карла Маркса и Фридриха Энгельса, хотя книга посвящена индийской философии. В этой связи не удивляют заявления автора о том, что веданта — это «мировоззрение экономически доминирующих классов индийского общества», или что Рамакришна и Вивекананда «вряд ли могут считаться идеологическими соратниками», или что Шри Ауробиндо «в 30-х годах XX века примкнул к реакционерам».
 

Йогические и социалистические представления о здоровье: сравнение

 
Столь же пренебрежительно автор книги подходит к заявленной теме «йога». Пообещав привести «философский и социологический анализ теории и практики йоги» в главе о Вивекананде, Бродов приступает к рассуждениям о йоге в древней Индии. Автор категоричен: «йога — это на самом деле не философия», и «как в далеком прошлом, так и в нынешнее время, йога считается определенной практикой на основе санкхьи, философской доктрины». Концепция человека у Патанджали также считается ограниченной, ведь Патанджали видит человека «скорее космическим и индивидуальным, чем социальным», тогда как согласно марксистскому определению «человек является целостным ансамблем всех общественных отношений». Патанджали не знал о такой марксистской истине, и, следовательно, автор счел, что «теория законов и предназначения земной жизни человека — удел астрологии».
 
В главе, посвященной Вивекананде, Бродов выражается еще более прямолинейно, заявляя, что йоги не знали и не были способны понять «подлинную сущность человека», тогда как марксизмом «открыты законы общественного развития», а также «впервые дано по-настоящему научное определение сущности человека как ансамбля всех общественных отношений». Автор высмеивает представления йогов о здоровье человека: «йоги верят, что правильное дыхание может оздоровить не только отдельных людей или народов, но и все человечество», хотя при этом «бросается в глаза то, что они или совершенно не поняли или зачем-то отвергли социальную природу человека».
 
Затем Бродов риторически указывает на «факт, известный всему миру, что в последние века в Индии, на родине йоги, миллионы людей, в том числе приверженцы йоги, умирали от голода и болезней». Никакое «правильное дыхание» их не спасло. Более того, по-настоящему «правильное дыхание» индийцы освоили только после того, как их страна обрела политическую независимость. Здоровье человека, говорится в книге, зависит не только от уровня физической подготовки индивида или системы здравоохранения в целом, но и от социально-политической ситуации. Затем автор с гордостью делится сведениями о том, что «в Советском Союзе гражданам доступно бесплатное медицинское обслуживание, ежегодный оплачиваемый отпуск и некоторые другие преимущества свободного социалистического труда».
 
Однако за приведенными выше аргументами, вопреки таким теоретическим и риторическим пропагандистским выпадам против йоги, скрывается целая история.
 

«Троянский конь индийского идеализма»

 
В 1970 году вышел документальный фильм «Индийские йоги — кто они?», снятый Киевской киностудией научно-популярных фильмов «Киевнаучфильм», учреждением государственной пропаганды. В фильме рассказывалось о йоге как о «древней индийской практике оздоровления» и были показаны «индийские йоги, выполнявшие физические упражнения за пределами человеческих возможностей, противоречащие всем законам физиологии человека». Главным консультантом и одним из продюсеров фильма был Бродов.
 
Фильм породил большой интерес к йоге по всему Советскому Союзу. Вдруг советские чиновники проснулись, поняв, что йога — это философия, которая может противоречить марксизму-ленинизму. Когда официальный советский курс сменился, советская пресса начала изображать йогу негативно, даже предупреждая людей, что йога может вызвать эпилепсию, психические заболевания и телесные повреждения. Йога была официально запрещена, и Бродов в дальнейшем был вынужден дезинформировать общественность насчет йоги. Он даже внес соответствующие идеологические коррективы в систему йоги, для чего обновил даже статью в официальном советском «Научно-атеистическом словаре». Наконец, в 1973 году Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР официально осудил йогу, объявив ее «несовместимой с марксистско-ленинской идеологией». Йогу назвали «троянским конем индийского идеализма».
 
Вскоре Бродов оказался среди выдающихся ученых и общественных деятелей, которые взяли на себя большую смелость написать открытое коллективное письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу и Председателю Совета Министров СССР Алексею Косыгину с просьбой легализовать йогу и основать Научно-исследовательский институт йога-терапии.
 
Несмотря на негативное отношение к йоге, которое открыто выражал Советский Союз, в нем проводились секретные исследования, связанные с йогой. В частности, изучалось воздействие йоги на организм при резком снижении активности обменных процессов (замедления метаболизма) и последующего возврата в обычное состояние с помощью йоги (имеется в виду переход организма в анабиоз). Советское руководство увидело значимость этой научной работы для космических исследований.
 

Радикальная смена советского курса?

 
В 70-х годах XX века Анатолий Зубков, филолог, который работал в Индии несколько лет, начал популяризировать йогу — проводить публичные лекции и публиковать статьи в популярных советских журналах. Он был, пожалуй, первым сертифицированным преподавателем йоги в СССР. Он был достаточно осторожен и избегал упоминаний о духовных аспектах йоги, подчеркивая только терапевтические аспекты. Другой советский ученый, обучавшийся индийской йоге, Константин Бутейко, разработал в 50-х годах XX века «напоминающую йогическую пранаяму» технику поверхностного дыхания, впоследствии приобретшую широкую известность в России. Это хорошо известный факт, что в Советском Союзе, а также в странах Восточного блока проявляли большой интерес к пранаяме.
 
Биофизик Алексей Катков, который работал в секретном Институте космической и авиационной медицины им. Пирогова, очень интересовался дыхательными техниками йоги. Он обнаружил, что некоторые виды пранаямы на гиповентиляцию приводили к снижению скорости обмена веществ и психическому расслаблению. Сегодня техника дыхания по Бутейко (ТДБ) запатентована и с переменным успехом используется при лечении астмы. Возможно, скоро забудется то, что она, вероятно, имеет индийские корни, хотя иногда и указывается, что ТДБ имитирует пранаяму. Может быть, здесь у нас пример кардинальной смены отношения к йоге из советского времени, показательный для Раджива Малхотры.
 

От ракетостроения к техникам йоги

 
Несмотря на официальный запрет, в 1976 году Ян Иванович Колтунов, один из ведущих ученых СССР в области ракетостроения, основал центр йоги «Космос», замаскированный под спортивный клуб. Он привлек более тысячи практикующих. По сведениям В. Пироженко, изначально Колтунов интересовался вопросами выживания человека в космическом пространстве, а также вопросами эффективности дыхания и питания, но позже он обратился к индийской йоге и вскоре собрал очень много последователей.
 
Хотя «Космосу» была уготована «короткая жизнь, потому что Колтунов слишком настойчиво продвигал идеи философии йоги, за что подвергся жесткой критике со стороны коммунистической партии СССР», советскому руководству не удалось игнорировать тот факт, что Колтунов основал и оказывал поддержку многочисленным центрам «молодежного творчества» по всей стране, которые полагались на опыт «Космоса».
 
Клуб «Космос» вырос в движение, и его члены активно продвигали новые идеи и практики, читали бесплатные лекции по всему СССР. Пироженко указывает на то, что «духовные практики», которые применялись в клубе «Космос», способствовали возникновению движения за естественные роды в СССР. В роддомах Днепропетровска, третьего по величине города Украины, изучили эту тему; и, в свою очередь, под влиянием движения за естественные роды там «состоялся переход от модели родовспоможения и охраны материнства по стандартам военной медицины к созданию более комфортной модели, ориентированной на психологическую поддержку женщины». Очевидно, что йога со своим «правильным дыханием» способна не только улучшить здоровье отдельного человека, но и изменить к лучшему качество обслуживания в рамках системы здравоохранения в целом — даже в социалистических странах.
 
Помимо этого, Колтунов популяризировал практику йогического бега «лунг-гом», которая состоит в выполнении пранаямы и медитации в процессе группового забега на длинные дистанции. (Кстати, на Махашиваратри, праздник великой ночи Шивы, подобный забег проходит в районе Каньякумари).
 

Поворот сюжета

 
Тем не менее, пресловутому повороту в сюжете мы обязаны самому Бродову, который в конечном итоге стал председателем Ассоциации йоги СССР.
 
Василий Бродов окончил философский факультет Московского института философии и в начале 40-х годов XX века читал там лекции. В то время Бродова меньше всего интересовала индийская философия. В сталинское время в СССР из-за своего свободолюбия он попал в ГУЛАГ. Когда началась Вторая мировая война, заключенные ГУЛАГа были отправлены на фронт, на тот момент Бродову было 33 года. Он получил тяжелое ранение и опасные для жизни увечья.
 
И только в 1990 году ему удалось рассказать об обстоятельствах своей жизни в то время: «После Второй мировой войны я вернулся с фронта в 1945 году серьезно пострадавшим после ранения. Врач, который выписывал мне лекарства, сказал, видимо, чтобы успокоить меня: «Вы проживете еще 10-15 лет...». К сожалению, назначенные им лекарства мне практически не помогали. Состояние моего здоровья стремительно ухудшалось, обострились сердечная недостаточность, радикулит, отложения солей, камни в почках и многие другие болезни; и я был вынужден попробовать заняться хатха-йогой. Изучение первоисточников и консультации с индийскими специалистами помогли мне применить элементы йога-терапии для своего тела. В результате я избавился от всех беспокоивших меня недомоганий. Они исчезли без помощи врачей или лекарств. Сейчас мне уже 78 лет, я хочу выразить свое глубокое уважение и сердечную благодарность великому народу Индии за передачу йоги всему человечеству».
 
Бродову пришлось ждать 45 лет, чтобы поделиться этой правдивой историей с миром. Между тем его собственные идеологически-правильные произведения клеветали на йогу на той самой земле, где она зародилась.
 
Опубликовано 05.01.2016 г.
 
Перевод с англ. Елены Саноцкой

Comments