Илья Журавлев: Паломничество к горе Кайлаш

Паломничество к горе Кайлаш (2007)

Илья Журавлев

 
 
Священный Кайлас

Holy Kailash

Слово Kailāśā на санскрите означает "кристалл". На тибетском гору называют Ганг Ринпоче, что означает "драгоценность снегов", а в традиции индийских джайнов используется название Аштапада. Эта уникальная гора почитается священной многими религиями Востока - индуистами, буддистами, последователями добуддийской тибетской религии Бон, джайнами. Гора расположена в Тибете, недалеко от священного озера Манасаровар, с 1950-х годов эта территория оккупирована Китаем.

Согласно индийским преданиям, Господь Шива, первый наставник йоги, уничтожитель зла и печали, пребывает на вершине горы Кайлас, где сидит в медитации вместе со своей супругой Парвати, дочерью Гималаев. Кубера, индийский и тибетский Бог богатства, также имеет свое место на горе или возле нее. Многими школами индуизма Кайлас считается духовным центром мира, куда отправляются души верующих после смерти. Согласно описанию в Вишну Пуране, в божественном измерении стороны Кайласа сделаны из хрусталя, рубина, золота и ляписа лазули, и он является центром мировой мандалы, расположенным в кольце других гор, символизирующих раскрытый лотос. Четыре реки, стекающие с горы, символически разделяют мир на четыре части.

Действительно, гора имеет форму удивительно пропорциональной четырехгранной пирамиды, и с нее спадают четыре потока - длинные азиатские реки Индус, Сатледж, приток Индуса и Брахмапутра.

Восхождения на Кайлас предпринимались ранее, но ни одно не увенчалось успехом - экспедиции гибли. В настоящее время восхождения запрещены, в основном по причинам уважения к святыне четырех мировых религий. Широко разрекламированное недавно "покорение Кайласа" одним из российских путешественников на самом деле не соответствует действительности - группа нелегально поднялась примерно до половины горы, но не прошла на вершину.

Во времена жизни Богов и героев древнего индийского эпоса Махабхарата предпринималась более масштабная попытка "покорения" - могущественный царь Шри Ланки - демон Равана, обладавший мистическими силами вследствие упорной практики йоги и тантры, поклонялся Господу Шиве, и для большего пафоса своих ритуалов решил перенести Кайлас к себе на остров. Он прилетел в Тибет и начал трясти гору, пытаясь сдвинуть ее с места и приподнять. Шиве не понравилось, что не в меру ретивый поклонник нарушает его медитацию, и он пальцем ноги сильно придавил Равану, давая понять, кто здесь хозяин. Эта и другие истории из жизни Шивы и Парвати описаны в Пуранах - эпических священных текстах индуизма, а также высечены в виде барельефов в древнем шиваитском храме Кайлас (названном в честь горы) в городе Эллора, южно-индийский штат Махараштра.

Тибетские буддисты верят, что Кайлас является домом Будды Демчога (также известного как Чакрасамвара), тантрического Божества в напоминающей образы Шивы гневной форме, который пребывает в состоянии высшего блаженства просветления. Многие места в регионе Кайласа связаны с Гуру Ринпоче (Падмасамбхавой) - тантрическим йогином, пришедшим в Тибет из мифической страны Уддияна, чтобы установить там новую форму Буддизма в 7-8 веках нашей эры. Описывается что Миларепа (ок.1052-1135), знаменитый аскет тантрического Буддизма, устраивал в этой местности магическое соревнование с Наро Бон-чангом, не менее искусным адептом традиции Бон. Два йогина сошлись в ужасающей магической битве, но никто не мог выиграть. В итоге было решено, что тот, кто быстрее достигнет вершины Кайласа, станет победителем. Тогда Наро Бон-чанг сел на свой шаманский бубен и полетел на нем к вершине, а ученики Миларепы были в замешательстве, видя, что последний продолжает сидеть и медитировать. Когда бонский маг был уже близок к вершине, Миларепа вскочил и обогнал его, двигаясь по лучу солнца, и выиграв соревнование. Он однако благословил одну из соседних вершин, завещав ее последователям Бонпо, с тех пор она называется Бонри. Сам Кайлас бонцы почитают как трон всех духовных сил, называя ее горой свастики (священного символа для бонцев, буддистов и индуистов).

Индийские джайны, называющие Кайлас горой Аштапада, верят что основатель их религии, Ришабхадева, достиг освобождения (мокши или нирваны) в этом месте.

Каждый год множество паломников обходят Кайлас, следуя многотысячелетней традиции. Индуисты и буддисты совершают обход (парикрама на санскрите или кора на тибетском) по часовой стрелке, адепты Бонпо и джайны – против часовой. Обход вокруг священной горы для верующих людей означает ритуал, приносящий удачу, а также очищающий от негативной кармы и способствующий духовному прогрессу. Испокон веков индийские садху и пилигримы с риском для жизни перебирались через Гималаи и выходили на тибетское плато, начиная долгий путь к озеру Манасаровар и Кайласу. Во времена существования королевства Тибет вокруг Манасаровара жили и практиковали в многочисленных пещерах индийские и тибетские отшельники. С 1959 по 1980 год посещение Кайласа было запрещено, монастыри разрушены китайскими властями, а индуистские аскеты во время захвата Тибета китайской красной армией ушли вместе с тибетскими беженцами в Индию и Непал. Посещение Кайласа теперь возможно для иностранцев только организованными группами не менее 5 человек, обязательно с гидом-проводником. Для визита в Тибетскую автономную область Китай дает специальную групповую визу, ее можно получить в Катманду или Лхасе. Поездка на Кайлас-парикраму стоит по индийским меркам довольно дорого – несколько тысяч долларов, и индийских садху, у которых нет ни денег, ни обычно даже и документов, здесь больше не встретишь.

Сейчас в Тибете функционируют некоторые восстановленные буддийские монастыри, но, похоже, в полном виде традиция осталась только в Непале и Индии, хотя мы нашли на берегу Манасаровара небольшой действующий монастырь на вершине скалы и буддийскую отшельническую пещеру с видом на озеро, в которой явно кто-то периодически практикует.

 

    

Озеро Манасаровар
 

Там же, совершив омовение в ледяной воде, мы заметили группу индийских паломников, как оказалось при знакомстве, из штата Гуджарат, выполнявших Шива пуджу. Случилось интересное событие – в момент, когда брамин возливал на огонь топленое масло и пел мантры, плотный слой серых облаков на горизонте раздвинулся, и в лучах закатного солнца мы ясно увидели сверкающую снегом пирамиду Кайласа, а через несколько минут, когда рецитация ведических гимнов закончилась, как занавески, прикрывающие Божество в индийском храме, облака сами сдвинулись обратно, как будто ничего и не было. Индусы со слезами на глазах воспринимали этот даршан (явление) Кайласа как благословение Шивы. Брамин снял с себя четки из рудракши и одел мне на шею – их я ношу до сих пор.

 

Дороги Тибета
 

От Катманду до Манасаровара можно добраться только по разбитым грунтовым дорогам на джипах – ничто не способно проехать здесь, кроме китайских военных грузовиков, тракторов и Лэнд Круизеров (вот здесь по настоящему можно оценить достоинства этого мощного и надежного автомобиля, столь неуместно скучающего в пробках среди городских витрин).

Первый день, после пресечения непальско-китайской границы, дорога идет по краям глубоких горных обрывов, на которые периодически спускаются каменные осыпи или хлещут водопады. То и дело джипы и грузовики выстраивается в очередь, а впереди на крошечном пятачке крутится китайский бульдозер, сбрасывая в обрыв завалившую дорогу массу из мокрой глины и камней. Сами тибетские горы напоминают гигантский карьер – холмы, как бы насыпанные из камней и щебенки, меняющие свои русла горные речки, редкие поляны в низинах и колеи от джипов вместо дорог. Иногда встречаются убогие поселки местных жителей – бетонные или глинобитные короба среди куч мусора, и китайские блокпосты, на которых у группы проверяют документы. Ехать на джипах приходится 3-4 дня в зависимости от выносливости водителей. Все это время идет набор высоты, что отражается на самочувствии в виде высотной болезни. Посетив озеро Манасаровар, где есть несколько спартанских гестхаузов для ночевки, а также расположенное в нескольких километрах по соседству озеро Ракшаса (в переводе – демоническое, на самом же деле чистое и не менее приятное для омовения место, где из-за суеверий видимо почти совсем не бывает людей) через полдня вы приезжаете в поселок Тарчен, от которого начинается обход вокруг Кайласа.

 

На тропе парикрамы
 

Маршрут длится около 52 километров, но из-за значительной высоты пройти его за один день (около 15 часов непрерывной ходьбы) могут в основном только местные тибетцы. Некоторые совершающие суровую аскезу тибетские паломники проходят вокруг горы в виде простираний, ложась в полный рост через каждый шаг, тогда путешествие затягивается… Непривыкшие к высотным переходам индийские и европейские пилигримы или туристы идут обычно с двумя ночевками, в палатках или паре местных «гестхаузов» - расположенных как раз в нужных точках маршрута, это унылые одноэтажные бараки, сложенных из грубых камней, с железными койками внутри. Вода в бочке во дворе, туалет деревенского типа «сортир» там же. Можно переночевать в тибетском монастыре Кагью, условия и комнатки такого же типа. В больших армейских палатках – тибетских кочевых ресторанчиках, можно попить тибетский чай на молоке с топленым маслам (очень помогает при холоде и высоте), купить китайскую лапшу и залить кипятком (не забывайте, что вы в Китайской народной республике). В общем, это совсем не место для комфортного туризма, сюда едут за другими вещами. Физически неподготовленные паломники могут воспользоваться лошадьми (на красавцах яках перевозят в основном грузы), но однако считается, что «в зачет» идет только парикрама, пройденная от начала до конца своими ногами, как бы плохо и тяжело ни было. Обычных туристов это конечно не касается, речь идет об условиях религиозного паломничества.

 

Тибетские паломники делают простирания
 

В первый день маршрута вы можете увидеть три интересных места – возле первой буддийской ступы гора поношенной обуви и вещей – существует поверье, что оставив здесь старые вещи, освобождаешься от старой кармы. В куче обуви деловито роются местные бродяги – утешает, что твоя «старая карма» еще кому-то послужит. Далее, чуть в стороне от тропы, расположено место кремации, а точнее расчленения трупов, так как по тибетскому обычаю тело умершего не сжигают (дрова в этом царстве камней и льда – вещь редкая и дорогая), а специальным ритуальным ножом (дигуг) расчленяют тело, которое должны склевать горные орлы. Сейчас правда на каменистой площадке вместе с запекшимися в крови частями одежды и клоками волос валяются не древние ритуальные, а обычные кухонные ножи, в том числе и с надписями «сделано в СССР». Тибетский гид рассказал нам, что теперь тела (вместе с костями) съедают в основном не орлы, а крупные бродячие собаки, живущие стаями неподалеку. Подобные места, где начинаешь поневоле задумываться о бренности человеческой жизни и безнадежности однобокого материалистического мировоззрения, издавна считались среди шиваитских и тибетских йогинов благоприятными для медитации и работы над отсечением привязанностей (например тибетская практика Чод).

 

Погребальные ножи для расчленения трупов
 

Рядом развевается флаг с санскритской надписью «Джай Хануман» – здесь кремируют (на заранее привезенных дровах) обеспеченных индусов, завещавших сжечь свое тело у входа в обитель Шивы, или пожилых индийских паломников, умерших от тягот горного перехода вокруг Кайласа – смерть в священном месте считается большой удачей. Нам подобные рассуждения могут показаться жутковатыми, потому что мы выросли в материалистической культуре, где нам с детства внушили, что человек – это его тело плюс функции психики, и когда умирает организм – мы перестаем существовать в принципе. Но для последователей восточных религий смерть тела – лишь процесс перехода души из одной жизни в другую, поэтому отношение к этому явлению другое.

Возвращаясь на маршрут, вскоре приходишь к небольшому чортену (тибетской ступе), по преданию связанному с Миларепой. От подобных мест всегда чувствуется духовная сила. На второй день маршрут проходит через самый высокий перевал ….. метров. Здесь особенно одолевает горная болезнь – идешь медленно, из-за нехватки кислорода трудно дышать. Вот вереница лошадей провозит лежащих на них индусов в полуобморочном состоянии, как выяснилось в беседе во время привала – бизнесменов из Бангалора, которые работают в компьютерной индустрии США. Пожилой интеллигентный индиец говорит, что паломничество было мечтой его жизни, и вот наконец он смог себе это позволить. Перевал покрыт тибетскими молитвенными флагами. Здесь у сложенной из диких камней ступки мы оставляем фото своего Гуру – в знак благодарности за обучение традиционной йоге и открытие новой глубины в изучении вечной изначальной Дхармы, отраженной в ведическом наследии Индии.

 

С фотографией нашего гуру Шри Шайлендры Шарма
 

На спуске с перевала покрытое слоем льда священное озерцо Гаурикунд – но ни у кого из паломников нет сил на омовение. Самая трудная часть пути пройдена. Дальше тропа идет постепенно на спуск, ущелья становятся менее суровыми и более живописными, кое где появляется трава. Надо сказать, что парикрама проходит не вплотную к Кайласу, а вокруг окружающих его скальных перевалов, так что сам трон Шивы за весь путь виден только пару-тройку раз. Но каков был величественный вид подсвеченной луной пирамиды во время первой ночевки (недалеко от тибетского монастыря)! Ночью в ущелье слышно только ветер… Начинаешь понимать, как мимолетна человеческая жизнь по сравнению с мощью Матери-природы, и как порой напрасно мы ее тратим в повседневной суете… Есть также внутренняя, более сложная парикрама, проходящая у самого подножия Кайласа. Тибетцы верят, что идти по ней можно только тем, кто прошел 14 внешних парикрам – иначе негативные последствия неизбежны. Опытные горцы подтвердят – Кайлас пускает не всех. Я знаю случаи, как например некоторые известные и обеспеченные люди не могли пройти маршрут даже на лошадях – вдруг становилось плохо в самом начале пути и приходилось срочно эвакуировать вниз.

В середине третьего дня парикрамы вы возвращаетесь в Тарчен, с его базарными рядами и китайскими ресторанчиками, по пути наблюдая высеченное на скальной стене огромное изображение Падмасамбхавы. Опять предстоит несколько унылых дней тряски на джипах по тибетскому нагорью, но в привычный мир вы вернетесь в чем-то уже навсегда другими…

 

Вид из монастыря рядом с озером Манасаровар
 

Ом Намах Шивая. Ом Мани Падме Хум.

 
Москва, 2007.