Интервью с Кришна Дасом. "Мой учитель был махасиддхой"

Илья Журавлев

 

"Мой учитель был махасиддхой" - интервью с Кришна Дасом

 

Илья: Мой первый вопрос о Бхакти йоге. Вы поете бхаджаны (песнопения с именами Божеств), которые в индийской традиции являются частью Бхакти йоги. Опишите, пожалуйста, чем является Бхакти лично для Вас? В большинстве источников Бхакти йога описана как любовь к богу, но гораздо интереснее узнать ваш личный опыт – как человека с запада, глубоко интересующегося индийской традицией.
 
Кришна Дас: Мне не нравятся никакие ярлыки, я дикий йогин. Мне не нравятся, когда говорят, что делая какую-то практику, ты познаешь милость Бога, если делать другую практику, ты получишь благословения, делая еще что то - устранишь все препятствия. Такой подход не по мне. По-моему нет никакой Бхакти йоги, Дхьяна йоги, Раджа йоги – все эти ярлыки йоги просто ерунда. Есть только твоя жизнь и попытки понять, о чем это все. Откуда мы произошли, куда мы движемся, чего мы хотим? Что это? Как ты определяешь, чего хочешь от жизни? Все хотят любви, все хотят общения с людьми, испытывать определенные чувства. Все люди по разному это называют, но все хотят одного и того же, что бы то ни было, это и есть Бог. Но я не знаю, что значит это слово - «Бог», для меня оно ничего не значит. Я не знаю что есть «Бог».
Мой великий Гуру показал мне, что такое любовь. Он показал мне, что любовь повсюду, все являются ее частями, и только она одна существует в мире. Он никогда не говорил мне делать те или иные вещи, он говорил мне служить людям, чувствовать людей, никогда не говорил следить за дыханием или стоять на голове, ничего подобного он нам не говорил. Он просил нас видеть всех живых существ божественными, находящимися в этой любви, и что нет ничего, что должно быть за пределами любви. Как же тогда быть мне, злобному старикашке, который сердится, стыдится, полон зависти и эгоизма? Как вообще увидеть себя как часть любви? В такие моменты я пытаюсь вспомнить и вернуться в моменты присутствия моего гуру, полные любви. Я сажусь петь – вот , что я делаю. В течение всего дня я стараюсь помнить это, стараюсь наблюдать за своей реакцией, когда я закрыт или рассержен, а потом просто отпускаю ситуацию, а это получается если сесть и начать петь. Когда начинаешь петь - и потом вдруг замечаешь, что уже думаешь о чем то другом, и возвращаешься к пению, и так весь день. И это относится не только к пению мантр, я всегда осознаю, замечтался ли я, рассержен, напуган или еще что-нибудь. И тогда ты просто отпускаешь эту ситуацию и возвращаешься домой.
Это и есть Бхакти йога? Или это Дхьяна йога? У меня нет ни малейшего понятия, да и мне все равно. Люди говорят об этой ерунде, все хотят быть кем то – я йог, я медитатор. Да, это так, но пора бы может от этих ярлыков уже избавиться? Мне не интересны такие ярлыки. Когда я пою «Шри Рам, Джая Рам, Джая Рам» думаете, я знаю что такое «Рам»? Нет, у меня нет ни малейшей идеи, что такое «Рам», но я знаю, что такое любовь. И что то подсказывает мне, что если я буду двигаться в этом направлении, у меня будет возникать все меньше и меньше вопросов.
 
Илья: Но все ж вы поете «Джай Рам» или «Ом Намах Шивая», а не «кока кола», так что в любом случае вы следуете какие то индийским традициям.
 
Кришна Дас: Я знаю, что Кока-Кола – это вода с сахаром и какими-то добавками. Я понимаю, как она получается, но я не понимаю, как получается «Рам». В этом суть – эти имена, это имена чего то, что за пределами интеллектуального понимания. Так что, повторяя эти имена мы возносимся за пределы, за переделы эмоций, глубже анализа и интеллекта. Никто не задает вопросы в этом пространстве, в этом и разница. Конечно, я могу сказать Франк, или Том или Генри, но я знаю, что Франк, или Том или Генри были сделаны при участии двух людей, которые трахались, а потом родили ребенка - это просто, но как был сделан «Рам», откуда появился «Рам»? Я не знаю, потому что говорят, что даже сам Шри Рамачандра, Король Рама это не настоящий Рам, а может быть просто герой поэм. Мой Рам это не король, мой Рам не храм, это настоящий Рам, это то, чего мы все ищем, и я не знаю что это. Но у меня есть чувство направления, которое я приобрел пребывая со своим Гуру, может я и не знаю, куда я двигаюсь, но я точно знаю, что это правильное направление. Например, когда меня что-то бесит, например кто-то подрезал меня на шоссе – это не правильное направление, и я отпускаю эту ситуацию и двигаюсь дальше, потому что если не отпустить, ты не можешь жить по настоящему. Если вы видите это как объект – это уже не вы. Если вы знакомы с Дзогчен (тибетская буддийская система) это означает быть осознанным об осознанности. Не существует субъектов – объектов, нет того, кто видит, есть только процесс видения. И это то же самое.
 
Илья: В тибетской традиции Дзогчен это высшее состояние ума, и они долго готовятся, выполняя предварительные практики.
 
Кришна Дас: Да, традиционно они долго готовятся, но последние 50 лет ситуация очень сильно изменилась. Предыдущий Кармапа инструктировал людей, инструктировал мастеров Дзогчен открывать природу ума людям, показывать людям природу их ума без каких либо приготовлений.
 
Илья: Это очень интересно и отсюда возникает второй вопрос. Вы рассказали, что в присутствии Гуру всегда переживали высокий духовный опыт, то же мы видим и в Дзогчен. Для того, что бы показать истинную природу ума, должна быть личная связь Ламы и ученика. Ранее это была передача в один на один, «из ума в ум», а сейчас в основном это больше напоминает семинары или что-то типа религиозного представления. Когда я слушаю, как вы поете, я чувствую что-то за пределами музыки, но когда я слушаю некоторых молодых исполнителей киртана с запада, у которых не было и нет такого Гуру как у вас, у которых нет личной связи, личного опыта индийской духовности – создается впечатление, что для них это лишь этно-музыка, и больше за этим ничего не стоит.
 
Кришна Дас: Я согласен. Но с другой стороны, учителя говорят, что каждое повторение имен Божеств сажает семя. У этой медали нет обратной стороны, если вы понимаете, о чем я. Но не все сажают это семя глубоко в почву, не все заботятся о нем, и оно не выростает так же быстро и таким же красивым, но это все равно семя. И добавлю – то, что вы чувствуете, когда я пою - и есть мой Гуру. Это благословление моего Гуру, и люди чувствуют это, потому что это то, что он есть – он за пределами. Он постоянно присутствует, он никуда не уходил, и когда я пою – он выходит из моего рта. Это не происходит в результате чего-либо, я не чистейшее создание, я не вышел за пределы своих эмоций, я не превзошел чего-либо, но я люблю его и он позволил мне служить ему таким образом. Вот и все, и это правда, и иногда это тяжело. Я думаю: я просто сноб, я люблю смотреть телевизор и валяться, а вот он я, и он выходит через меня. Что я такого сделал? Ничего. Но это его выбор выходить через меня, и я должен уважать это. Но это не означает, что когда люди поют, и ты ничего не чувствуешь, в этом нет никакой ценности. Когда люди поют, они не могут убивать, насиловать, воровать, грабить банки… они поют, и это останавливает их от приобретения массы негативной кармы. И да, в большинстве случаев это просто развлечение, но такова жизнь. И некоторые люди наслаждаются ею, это нормально, пусть наслаждаются, почему нет? Кто мы, чтобы судить их.
 
Илья: Может быть позже они откроют для себя более глубокий интерес. Как вы и сказали, пение это семя, которое будет расти.
 
Кришна Дас: Я не знаю, может быть, на все воля Божья. Если милость снизойдет на них, тогда они почувствую что-то. Каждый старается как может. Может быть в наших глазах они не очень хорошие, или в глазах еще кого-нибудь, но в их собственных глазах все стараются как могут, и тогда они могут получить то, чего захотят. Проблема в том, что люди голодны и не знают, как утолить этот голод, и они думают, что скажут «Рам, Рам» и голод утолится, но не все так просто. На самом деле, все гораздо более тонкое, и потребуется не одна жизнь, чтобы научиться. Так что пожелайте всем добра без каких-либо ожиданий и все.
 
Илья: Вы помните вашу первую поездку в Индию? И как вы встретили вашего Гуру?
 
Кришна Дас: Да, конечно. Вообще я встретил Гуру еще до поездки в Индию. Вы знаете кто такой Рам Дас? Рам Дас побывал в Индии, а потом вернулся в Америку, там я его и встретил. Кто то рассказал мне о нем и я пошел с ним встретиться. Как только я вошел в комнату, где он находился, что то произошло со мной. И в тот самый момент, я осознал без слов, что то, что произошло в тот момент, и было то, что я так давно искал. Это было по-настоящему. Это существовало. Это существовало в мире и вы могли найти это. Это было действительно большим событием, потому что переведите часы на 40 лет назад – немногое происходило в то время, на каждом углу не было йога студий, ничего не происходило. Было несколько книг: «Автобиография йога», «Исповедь Рамакришны», «Дзен и Японская культура» Д.Т.Сузуки, книга под названием «Йога и Здоровье». Только это. И никто не знал, настоящие ли это книги, или фантастика. Когда я зашел в тут комнату с Рам Дасом, я знал, что это было по-настоящему. Позже я осознал, то, что я почувствовал в тот момент, было присутствие Махараджа, и с тех пор он никогда не покидал меня. Я может быть и покидал его несколько раз, но он никогда не оставлял меня. Поэтому, когда я поехал в Индию и встретил его воочию, было очень странно, потому что я увидел тело, приложенное к тем чувствам, которые я испытывал все эти годы, это было восхитительно.
 
Илья: Он говорил по-английски?
 
Кришна Дас: Нет, он говорил на хинди, но всегда присутствовал кто то, кто говорил по-английски, но он и не нуждался в переводе. Иногда он ждал, пока его переведут, а иногда и нет. Ты знаешь, что это твой дом, тут нет недоверия, нет нужды защищаться, нет цепляния, ты хочешь отдать всего себя, но не знаешь как, иногда это было пыткой, сидеть переполненным любовью, не имея возможности ее выразить, потому что не знаешь как. Ты все еще слишком привязан ко всей своей ерунде… Это как прыгнуть в бассейн в одежде. Ты стягиваешь ее, пытаешься разорвать, но не знаешь как расстегнуть одежду, чтобы снять ее. А он только улыбался и смеялся, он точно знал, что ты чувствуешь, он знал, как вовлечь тебя все глубже и глубже, не делая при этом ничего. Было такое ощущение, что все происходит, но никто для этого ничего не делает. Люди приходили и уходили. Все происходило, но никто ничего не делал, потому что он и был никто, он полностью слился с жизнью, с Богом, или как бы мы это не называли. Никто ничего нигде не делал, и это было уникально, такое редко встретишь. Он просто выкинул свое тело. Он не говорил: «Я умру через неделю, и главным я оставляю вот этого человека» - он просто упал на железнодорожной станции. Его отвезли в больницу, где он был в коме, и выйдя из комы он увидел иголки в своих руках, капельницы, все это бесполезное дерьмо. И тогда он ушел.
Он не говорил мне петь мантры людям, Я должен был сам найти способ спасти свою задницу, воссоединить меня, это был мой единственный жизненный сценарий. Если бы я не начал петь, мне бы было очень херово и я в этом состоянии бы и жил, мне нужно было петь. Но он мне не сказал, что он поможет мне найти этот путь. Если бы он сказал, то все было бы по-другому. Я делаю это, потому что я делаю это. Это то, кто я есть. Вот и все. Я бы мог и на бензоколонке работать, но я делаю это, потому что хочу, мне это необходимо, а не потому что я пытаюсь кому то помочь. Я ценю, что это помогает многим людям, но делаю не по этой причине, а для того, что бы держать шею над водой. Пока моя шея над водой, людям будет помощь, но как только я утону, некому будет помогать. Поэтому я посвящаю 100% себя этому, потому что я должен, а не потому, что кто-то сказал мне или я прочитал в книге, что это хорошо для вас. И до сих пор, даже за сценой, он рядом. Если бы это было не так, я бы уже четыре раза в этой жизни был бы мертв. Я не преувеличиваю и не шучу, он спасал меня. Не знаю почему, но он делал это.

KD with Nina Rao

Илья: После ухода вашего Гуру, вы долгое время не ездили в Индию..
 
Кришна Дас: Все верно, я горевал. Я был потерян и мое сердце разбито. Я думал, что уже больше никогда не найду ту любовь. Да и на хер все это – я ничего не делал. Я принимал много наркотиков, попадал в кучу неприятностей, я делал все, чтобы уничтожить себя, но неудачно. Я даже в этом не мог преуспеть. Прошло примерно 20 лет, прежде чем я начал петь.
 
Илья: Я читал что ваши первые киртаны были в студии Дживамукти Йоги в Нью Йорке.
 
Кришна Дас: Да, все верно, я приходил туда, и там было 5-10 человек. .
 
Илья: Это было чем-то странным в то время?
 
Кришна Дас: Да, это было необычно, но людям нравилось, сперва было несколько людей, потом все больше и больше. Если я оказывался в Нью Йорке в понедельник, я шел туда и пел бесплатно. И такое простое пение приносило мне счастье.
 
Илья: Я читал в книге о Дживамукти йоге, как люди советовали Дэвиду и Шерон (основателям стиля) не рассказывать индийскую философию на своих занятиях, так как это плохо для бизнеса, и лучше им сконцентрироваться на физическом аспекте йоги. Тем не менее, они не послушались.
 
Кришна Дас: Да, Дэвид и Шэрон великие люди. Они не будут лгать о происхождении всех этих вещей, и что это для них значит. В этом смысле они очень мужественные. Хатха Йога это не физическая практика – она о тонком теле, о нервных каналах, нади, очищении нади, и просто так происходит, что и физическое тело становится более крепким и здоровым, но речь не об этом. Люди обучают йоге как фитнесу – отлично, пытаются заработать на этом, но ведь мы очень физические сущности – мы едим, дышим, трахаемся, и Хатха Йога избавляет тело от кучи проблем и приносит спокойствие. И если тело спокойно, ум далеко не всегда спокен, но мы чувствуем себя и это уже кое-что значит. И раз почувствовав это, вы понимаете, и хотите еще и еще. И естественно вы пытаетесь углубиться в этот процесс, т.к. вы видите, что он помогает вам почувствовать это спокойствие. Но практика сама по себе не может завести вас глубоко. Вы можете делать одно и то же, но у всех людей будет разный опыт, и те кто созрели, могут углубиться, для тех, кто не готов, это может занять некоторое время.
 
Илья: Для западных людей проще делать какую-то практику или систему упражнений, чем найти просветленного учителя, и даже в Индии это не просто.
 
Кришна Дас: В особенности в Индии! И не только в Индии. Настоящие Гуру, святые – они особо не показываются. Махараджи знали миллионы людей, но никто о нем и слова в газету не написал, никто не написал книгу. Рам Дас был первым, потому что Махараджи дал ему благословение. Махараджи сказал: «благословение для твоей книги». Рам Дас спросил: «какой книги?» Он даже и не думал о книге в то время. Это случилось, потому что так хотел Махараджи, но до этого он отказывал людям в просьбе написать о нем. И еще он был свободен в перемещении. Мог пойти куда он хотел.
 
Илья: Как странствующий садху.
 
Кришна Дас: Да, только в конце жизни он был стар и не мог много передвигаться, а так же открылись несколько его ашрамов, и люди могли прийти и посмотреть на него. Но до этого, первые 50-60 лет жизни он каждый день был в новом месте, в новом городе, деревне, от дома к дому, от деревни к деревне. Никто не знал, где он находится, но если он был нужен, он всегда был рядом. Он мог быть одновременно в нескольких местах. Сейчас это было бы сложнее, т.к. с помощью интернета люди могли бы узнать где он, и ему было бы сложно быть в 3-4 местах единовременно, но тогда он мог быть в 20 местах. Когда он был кому то нужен, он появлялся, но ты не мог знать, в каких еще 20 местах он сейчас находится. Почему бы инет? Он был Махасиддхом.
 
Илья: По вашему мнению он не принадлежал к какой то конкретной школе или Сампрадае?
 
Кришна Дас: Насколькоя я понял, что он был посвящен в традицию поклонения Раме в городе Айодхья или что то вроде того. Я немного об этом знаю. А еще у него были серьги, так что он мог быть Натх-баба, но он никогда об этом не рассказывал.
 
 
Кришна Дас в интернете krishnadas.com
 

Перевод: Мария Фандеева

 

Comments