Кристофер Томпкинс "Тантрическое происхождение Чандра Намаскара"

чандра намаскараОколо семи веков назад, до того как Пант Пратинидхи (1868-1951), раджа индийского штата Махараштра из Ондха (Пуна), попытался возродить древнюю практику йоги Сурья Намаскара, лидер движения тантрического шиваизма «Вирашайва» (Шайва ─ «воин», тантрики, которые поклоняются Шиве) Нилакантхашивачарья (XIV в.) детально описал ежедневный пан-тантрический обряд йоги (Сурья) Намаскара, опираясь на классические тантры. Он стал одним из первых комментаторов тантрических текстов. Тантрический шиваизм, возникнув в индийских штатах Махараштра и Карнатака, процветает в этих регионах до сих пор. В своей работе «Криясара», почитаемой последователями вирашиваизма, Нилакантха объясняет, что люди, обладающие надлежащей квалификацией (адхикаром), а именно тантрической инициацией, должны выполнять особую практику «Намаскара» в направлении Шива-лингама, размещенного в центре мандалы. Эту последовательность поз тела нужно делать по и против часовой стрелки (савьяпасавья). Я предполагаю,  что эта практика, в данном случае взятая из тантр вирашиваизма, но также встречающаяся во многих других шиваистских и вайшнавских тантрических текстах, соответствует по меньшей мере одной из вариаций современной практики, связанной с положениями тела, известной как «Чандра Намаскара». Ее описание Нилакантха берет из текстов «Амшу» и «Аджита», относящихся к тантрам вирашиваизма. Из них мы узнаем, что данная последовательность – третья из трех связанных практик «Намаскара». Они выполнялись на рассвете, в полдень, с наступлением сумерек и/или в полночь.  

 Роль Намаскара в ежедневном ритуале тантрической йоги

Во введении к моему проекту «Йогавидхи» показано, что физическая практика Намаскара предписывается во всех тантрических текстах как «подготовительный обряд» (упачара, упаваса) хатха йоги, который должен обязательно присутствовать в ежедневной практике. Я основываю это предположение на том, что Намаскара Крия  (одно из ее семи названий, известное во всем корпусе тантрической литературы) встречается во всех обработанных текстах недавно завершенного мною проекта «Намаскара Таймлайн». Это исследование содержит работы более чем десяти различных линий передачи шиваизма, и вайшнавизма, охватывает более 1000 лет средневековой эволюции йоги ─ период, преимущественно упущенный или проигнорированный современными учеными. Нилакантха в своей работе «Криясара» называет ежедневную пан-тантрическую практику Намаскара «Прамана Видхи» («ритуальная последовательность поклонения»). В своих тантрических источниках он выделил заключительную часть из предписанных йогину 16-ти ежедневных обрядов упачара, первый из которых – ритуальное купание в реке (снана). Их список упоминается в комментарии XIX века к «Хатха прадипике». Во введении я продемонстрировал, что «Хатха прадипика» ─ поддельный текст, состоящий из списанного и искаженного материала из двух других более древних тантр.  Там же, сопоставляя гимны, мы выяснили, что комментатор «Хатха прадипики» сознательно исключил любые упоминания тантрических практик. Исчезли ритуальная последовательность (видхих) движений, возникшая в пост-тантрический период модернизации хатха йоги, указывающая на определенную линию передачи, и предписанный (в комментарии к гимну 1.61) подготовительный пан-тантрический обряд, который начинался с «ритуального омовения (снана) и заканчивался физической практикой «Сурья Намаскара».  

Нилакантха поясняет, что тантрики всегда выполняют обряд Намаскара в рамках ритуала, при котором они обходят вокруг (прадакшина) специальную мандалу. Во всех тантричеких текстах говорится, что человек, выполняющий эти ритуалы, является одновременно йогином и домохозяином (в отличие от ориентированных на мужчин пост-тантрических текстов по хатха йоге, таких как «Хатха прадипика», в которых преобладает идея самоотречения). Он выполняет последовательность поз Намаскара, чтобы соединить свою душу с божеством (самйога). В этом ритуале серия нисходящих поз символизирует ритуальную смерть кармических препятствий, а последующие восходящие позы ─ перерождение йогина, полученное благодаря мантрическому сиянию божества. Позам соответствует последовательность (виньяса) семенных мантр (см. ниже), они олицетворяют звуковые энергии Бога ─ так тело выступает в роли канала для божественной трансформационной энергии (шакти). Нилакантха говорит, что йог поклоняется Махадеву (Шиве), став Махадевом. Сначала это достигается привлечением «Брахмы и остальных» верховных божеств, представляющих ряд элементов. Эти элементы пропитывают последовательность поз, каждая из которых соответствует определенной биджа мантре (hrāṃ и др.), а она, в свою очередь, наполняет энергией саму позу. Нилакантха добавляет, что тело йога, который начинает выполнение шести первых поз, держа руки перед сердцем в анджали мудре, а затем возносит их, чтобы опять сложить перед собой, становится физическим воплощением анджали мудры. Таким образом йог выполняет (непрерывный) акт поклонения, особенно когда его тело, следуя за руками, низлагается перед Шивой (центральным мурти) посредством серии соответствующих простираний. В тантрических текстах описываются три основных последовательности поз Намаскара, они соответствуют трем моментам, соединяющим разные временные периоды в течение дня – рассвет, полдень, сумерки, а иногда и полночь. Они называются сандхьи. Ниже приведены эти три практики.

№ 1 Намаскара садхана: сандхья на рассвете. Стандартная (классическая) последовательность из двенадцати частей

Первая последовательность Намаскара состоит из двенадцати поз, она выполняется с восьми сторон в направлении центрального мурти или лингама, во время обхода мандалы по часовой стрелке (савья), который начинается и заканчивается на востоке со сложенными перед сердцем в анджали мудру руками. Выполняя этот обряд (прадакшина), йог должен рецитировать один и тот же текст в честь божества из Вед или тантр. В наши дни эта практика известна как «классическая Сурья Намаскара». Каждая из двенадцати последовательных поз именуется данда (наклон), а сама серия называется дандават, «состоящая из наклонов». Двенадцать положений тела разбиты на четыре категории (чатурвидха) ─ позы, которые задействуют «восемь частей тела» (аштанга), «пять частей тела» (панчага), «три части тела» (трьянга) и «одну часть тела» (эканга). Нилакантха подробно описал многочисленные вариации поз для каждой из четырех категорий, но в любом случае общее число поз ─ двенадцать. Они сопровождаются рядом (виньяса) биджа-мантр Солнца (hrāṃ, hrīṃ, hrūṃ, hraiṃ, hrauṃ, hraḥ) или шестью последовательными слогами, которые повторяются дважды. Шестая поза является основной, она выражает почтение и задействует «восемь частей тела» (аштанга-пранама). Между прочим, эта Намаскара соответствует «приветствию Солнца А» современной школы Аштанга йоги Паттабхи Джойса. Четыре категории «дандават» Намаскара из текста «Криясара» я подробно разобрал во введении к «Йогавидхи».

чандра намаскара

№ 2 Намаскара садхана: сандхья в полдень. Шестнадцать поз, сопровождающиеся произнесением по слогам ведийских или тантрических гимнов

Во второй последовательности Намаскара не двенадцать, а шестнадцать поз. В ней используются те же критерии деления асан на категории по количеству задействованных частей тела (-анга). Она выполняется в восьми направлениях во время обхода мандалы против часовой стрелки (апасавья).  Все позы начинаются с произнесения слогов гимна, руки при этом сложены в анджали мудру. Первые восемь поз (нисходящие) соответствуют восьми первым слогам в шлока-метре (шестнадцать слогов в каждой строке). Вторая половина поз – восходящая, выполнив их, йогин возвращается в исходное положение. Вайшнавский комментатор Веданта Дикшита (XIV в.), учитель из линии преемственности Кришнамачарьи, подтверждает тот факт, что нисходящие и восходящие позы делят гимн на две половины шлока-метра (мудрита-карикаям шлокардхам).

Когда йогин поднимается после падения ниц в данда-намаскара (позы восьми точек), он наполнен пылом преданности, его сознание поглощено божеством. То есть шестнадцать поз (не считая исходную позу стоя) представляют собой физическую актуализацию гимна божеству, в который уже погружено сознание йога, когда он обходит мандалу. Вторая последовательность Намаскара, предписанная во множестве тантрических текстов, соответствует «приветствию Солнцу Б», которому обучал Паттабхи Джойс. Он утверждал, что оно основано на ведийских гимнах. В большинстве тантрических текстов и в комментариях к ним говорится, что последовательность Намаскара, задействующая шестнадцать частей тела, требует больших физических усилий (курьят шодашанам праятнатаха), чем та, в которой используется только двенадцать частей.

№ 3 Намаскара садхана: сандхьи в сумерках или в полночь. Последовательность Анга-Прадакшина-Крама (современная Чандра Намаскара)

Впервые учение Нилакантхи упоминается в «Амшу тантре», в некоторой степени ─ в «Аджита тантре». Как объясняет профессор Сандерсон («Эпоха Шайвы»/ «The Saiva Age», 2014), это два текста традиции вирашиваизма, основанные на более ранних одноименных трудах корпуса литературы линии Шайва Сиддханта, которые были отредактированы около 1000 г.н.э. В других источниках Анга-прадакшина известна как «Чакра виньяса» (последовательность «колесо» или «круг», где «чакра» синоним слова «мандала») и «Вира садхана» («практика воина»). Здесь слово «прадакшина» относится не только к обходу мандалы, но и к ее физическому воплощению. В данном случае технический термин «прадакшина» подразумевает продвижение (прадакшина) йогина по непрерывной последовательности поз тела, скомпонованных в практику пранаямы, состоящую из трех частей. В частности, он или она своими телами принимают формы мандалы, соответствующие определенным чакрам с их элементами, до тех пор пока не вернутся в исходное положение, выполнив полный круг (чакра) посредством виньясы. Эти формы включают в себя внешний квадрат мандалы (чатушра), внутренний треугольник йони (трикона), круг (чакра, вартула) и полумесяц (ардха-чандра).

«Анга-прадакшина-намаскара – спонтанный (сахаджа) полет пчелы вокруг лотоса», ─ так, цитируя известный гимн, который встречается во многих тантрических текстах, Нилакантха сравнивает движения человека, практикующего последовательность «Анга-прадакшина», с жадной пчелой, находящейся в поисках нектара (мадху-лубдхо ятха бхрнгаха) цветка лотоса, которую поглощают его восемь лепестков. Она оказывается в околоплоднике или внутреннем фрукте лотоса и там находит сам нектар.  С другой стороны, когда йогин обходит вокруг лотосоподобную мандалу, он со всей преданностью концентрирует внимание на Шиве, расположенном в ее центре, затем, останавливаясь на каждом лепестке в направлении центра, «околоплодника» лотоса, выполняет обряд Намаскара. Нилакантха говорит, что мандала подобна лотосу нашего сердца, в центре которого ─ Шива, названный «гуру» и возведенный на пьедестал. Когда йогин выполняет последовательность Намаскара, его виньяса движений тела состоит из триады поз: исходное положение  ─ стоя, промежуточное ─ «опуститься вниз на колени» и заключительное  ─ полное простирание вслед за позой «восьми точек» (саштанга пранами). Последнее действие означает поднесение Шиве (т.е. Шива-лингаму) «душистого цветка», находящегося в руках. Точно так же цветок держали в анджали мудре (пушпанджали) во время обхода мандалы. Так практикующий пытается обуздать своенравную и изменчивую природу пчелы (она символизирует его ум (читта-вритти)), обучаясь концентрации внимания на высшем нектаре жизни, на слиянии с Шивой в центре мандалы, а также в центре собственного сердца.

чандра намаскара

Образ поглощенной «лотосом пчелы (бхринга)» ─ ключ к пониманию практики Анга-прадакшина Намаскара. Он появляется в одном из самых ранних тантрических текстов ─ «Калоттара», включающем 350 гимнов (сардхатришатикалоттара). В этом и во многих других более поздних источниках проводится аналогия между душой и активной, непостоянной пчелой. Это представление пришло на смену древнему учению Упанишад, в котором неподвижная душа, покоилась «в пещере сердца» сходной с большим пальцем. Теперь этой пещерой стал лотос, восемь его лепестков означают основные и промежуточные отметки компаса. Каждый лепесток соответствует определенному аспекту телесного опыта, любой из них «душа-пчела» может легко посетить. Это значит, что когда воплощенное существо испытывает некое эмоциональное состояние, его/ее душа (пчела) отправилась на соответствующий лепесток и поглощена им. Каждым лепестком управляет одно из ведийских божеств, при этом перенимается именно его эмоциональная природа. Индра расположен на востоке, Агни – на юго-востоке, Яма (смерть) – на юге, Ракшасы (демоны) – на юго-западе, Варуна – на западе, Марута (ветер) – на северо-западе, Кубера – на севере и Ишана – на северо-востоке. Помимо этих восьми направлений существует еще два, которые душа-пчела может посетить, они находятся наверху и внизу, т.е. возникает вертикальная траектория движения пчелы, пересекающая горизонтальную ось. Так можно описать диапазон движений йогина, который имитирует пчелу в последовательности Анга-прадакшина, третьей практике Намаскара, описанной в большинстве тантрических текстов.

Анга-прадакшина Намаскара виньяса (последовательность)

Нилакантха напоминает, что последовательности одновременно задействуют физическую (кайика), ментальную (манаса) и вербальную (вачака) деятельности. Также он перечисляет все тантры вирашиваизма, которые послужили источником к его краткому описанию практики Намаскара «Анга-прадакшина», третьей и заключительной последовательности, выполняемой ежедневно в определенной сандхье, т.е. в переходное время дня. Обратимся теперь к подробным тантрическим источникам Нилакантхи. Детальное описание поз встречается в двух текстах вирашиваизма, а именно: «Амшу тантре» (глава 51) и частично «Аджита тантре» (глава 76).

Насколько мне известно, ни один из этих источников до сих пор не исследован учеными на предмет наличия любого рода последовательностей Намаскара, несмотря на то что эта практика медитации в движении широко распространена во всем корпусе тантрической литературы и составляет значительную часть ежедневной йога садханы, предписанной во многих линиях преемственности.

Как я уже упоминал, в этих тантрических текстах, относящихся к традиции вирашиваизма последовательности Намаскара называются «анга-прадакшина-видхих», что означает «ритуальная последовательность» (видхи), вовлекающая «тело (анга) в серию направленных вперед движений» (прадакшина), которые образуют круг. В этом случае, поза является точной зеркальной противоположностью предшествующей контрпозы, каждая из которых олицетворяет определенные части лунного цикла, т.е. в первых восьми позах Луна возрастает, а в следующих восьми – убывает. Первая и девятая позиции, соответственно, символизируют новолуние и полнолуние. Из двух наших тантрических источников мы узнаем, что последовательность завершается, когда йогин принимает данда-намаскара, т.е. простирается на земле, выполняя анджали мудру, вытянув руки вперед она следует за позой восьми частей тела данда (аштанга намаскара). «Амшу тантра» приравнивает ее к девятой позиции (навамам) в нашей последовательности анга-прадакшина Намаскара. Процесс, при котором практикующий поднимается с земли, после того как он пал ниц, приравнивается к вхождению в зодиакальный знак Тельца (врисабха), а он, в свою очередь, ─ предвестник весны и перерождения.  Это согласуется с основной тантрической метафорой ─ двенадцать месяцев накладываются на двенадцать позиций в утренней последовательности Намаскара.

Девятая поза описывается как вытяжение из формы эмбриона (гарбха) в положение посоха. Движение из восьмой позиции в положение данда, скорее всего, проходит через позу, напоминающую приседание (парьянкасана), символизирующую рождение ребенка женщиной, сходное с позицией девять, изображенной выше.  Прыжок назад из позы апарьянка (приседание) в распростертое положение с последующим выполнением положения эмбриона часто встречается в описаниях последовательностей Намаскара во всем блоке тантрических текстов. В любом случае, в «Амшу тантре» говорится, что каждое положение подготавливает к кульминационной девятой позе как к «эмбриональной» мини-постуральной последовательности, включающей распростертое положение в позе дандават. Более подробно это описывается в «Аджита тантре».

В «Амшу тантре» есть названия восьми других позиций последовательности в порядке их выполнения. Первая – савья («направо»), вторая – апасавья («налево»), третья – савьяпасавья («вправо-влево»), четвертая – чакра («круг»), пятая – падма («лотос»), шестая – тхесимха («лев»), седьмая – шринкхала («рог» или «клык»), восьмая – нага («змея»).  Как видно на современной иллюстрации Чандра Намаскара, так и в известной последовательности Анга-прадакшина, каждое движение повторяется зеркально в обратном порядке для того, чтобы совершить полный цикл нисходящих и восходящих движений из этой «чакра-виньясы» («круговая последовательность»). Восемь этих поз начинаются и заканчиваются в «направлении Индры» (Восток – индради чендра-парьянтам), они сопровождаются эллиптическими движениями пчелы, т.е. могут одновременно пересекать горизонтальную ось, двигаясь в восьми направлениях вертикальной оси, проявляющиеся в девятом и десятом направлениях, «вверху и внизу». В первой и во второй позах из исходного положение выполняется (наклон) вправо, затем, соответственно, влево. Они напоминают асану «полумесяц» (так называют ее в наши дни).  В следующих позах автор вводит понятие центральных точек в асане, которые называются «прасада», благостное подношение ─ так тело, ранее заряженное мантрами, теперь является средством достижения милости Шивы.

чандра намаскара

 

Затем выполняется поза под названием «вправо-влево» (савьяпасавья), она третья по счету. Ее «прасада» или центральная точка – сердечный центр, где левая и правая стороны образуют точку равновесия. Этому свидетельствует сомасутра, используемая в индийских ритуалах (ниже), в которых лингам поливают гхи. Оно поступает по медной трубке, символизирующей сушумна нади, через которую течет нектар бессмертия (амрита), находящийся в лотосе на голове (от перев. «шишковидная железа»). Мы видим, что тело буквально воспринимается как физическое проявление мандалы. В тантрических источниках, таких как «Таттвачинтамани» Пурнананды (XVI в.), упоминается «поза Дурги», она описывается как «шестиконечное» (шаткона) положение. Это приседание с поднятыми вверх руками, шесть углов образуют руки, стопы и колени. Сегодня поза «Дурги» известна как «савьяпасавья».

āgneyīñca tato gatvā namaskāraḥ prakīrtitaḥ |
ṣaṭkoṇākhyo namaskāro durgāyāḥ prītidāyakaḥ ||
-«Таттвачинтамини» Пурнананды, 16 век, стр. 717

Следующее положение в «Чакра прадакшина» ─ «движение колеса вперед» или положение «круга». Именно оно является переходом из предыдущей позы, так как мы уже сказали, что в этом движении человек принимает положение «посоха» или виньясы «прямой палки» (вамша виньясет). Необходимо стоять прямо (стхитва), чтобы макушка головы (ширордхве) была направлена вверх ─ вероятно, из предыдущего положения нужно выпрямить все конечности (подобно «посоху»), так, чтобы можно было очертить круг (чакра) через вытянутые части тела (поза № 4). В «Таттвачинтамани ( XVI в.) такое положение называется «формой треугольника» (триконават), возможно, потому, что нижняя часть тела, прямые ноги и расставленные в стороны стопы образуют треугольник. В наши дни ее называют позой «звезды».   

dakṣiṇād vāyavīṃ gatvā diśaṃ tasyaś ca śāmbhavīm |
tato'pi dakṣiṇāṃ gatvā namaskāras-trikoṇavat ||
- Таттвачинтамини» Пурнананды, 16 век, стр.717

Следующая поза тоже выполняется стоя. В «Амшу тантре» она называется «падма-прадакина» или «движение вправо (по часовой стрелке) вокруг лотоса». Йогин наклоняется вправо по направлению к центральному мурти мандалы. Выполняется круговое движение рук, имитирующее, как мы помним, полет пчелы вокруг лепестков лотоса (бхрингавад-бхраманам). Рекомендуется сделать полное вращение рук, первую половину круга совершив в позах 4 и 5, вторую ─ в 13 и 14. Движение точно распределено через позы 4 и 5, оно символизирует первую половину цикла или полумесяц: позы 13 и 14 символизируют вторую половину ─ завершение полного цикла. Эти четыре положения изображают, как пчела облетает по кругу лепестки лотоса через все восемь направлений компаса (ашта-диг-бхраманам). Другими словами, путь поднесения «прасада» описывается вытянутыми руками через первую и вторую позы падма-прадакшина вместе (5, 13). В позе 5 руки вращаются в вертикальной полуокружности, которая охватывает первые четыре направления компаса, остальные четыре направления пересекаются в позе 13. Она является зеркальным отображением позы 5, вместе они описывают полный круг и пересекают все восемь направлений. В «Таттвачинтамани» эта позиция называется «полумесяц» (ардха-чандрам), что не удивительно.

Шестая поза – «лев» (симха-прадакшина). Считается, что здесь центральная точка находится в основании шеи (крика), из нее анджали мудру преподносят земле. Стопы стоят на расстоянии друг от друга. Человек вытягивается вдоль одной ноги, анджали спускается (патита) в направлении «огня», т.е. к центру мандалы ─ напомню, что стопы стоят на расстоянии друг от друга. В противоположной позе (12) ноги меняют местами. Затем идет седьмая поза ─ «клык» или «рог» (шринкхала-прадакшина), она задействует частичное вращение (абхрамана) тела из предыдущего положения. Практикующий входит в позу, его бедра (кати), исполняя роль центра подношения (анджали), опускаются к земле. В позах 7 и 11 бедро – центральное место в изгибе тела, напоминающего по форме бивень слона, полумесяц.

И, наконец, восьмая поза – «змея» (нага-чакра). Надо ноги и кончики пальцев обеих рук расположить таким образом, чтобы выполняющий ее человек принял «форму обода колеса». Подробнее она описывается в «Видьярнава тантре». В этом тексте дается много дополнительных деталей к «Амшу тантре». Говорится, что «Мантра Мастеру» (мантри) или тантрическому йогину следует «выполнить последовательность Ананты» (анантам виньясен мантри), многоголового змея, на котором покоится Вишну. В честь этого змея названа данная поза.

Человек поворачивается вперед ─ так он выходит из предыдущей позы, направляя носок левой стопы вверх «в сторону Ишана (северо-восток)», макушка (брахмарандхра) вытягивается к Брахме, т.е. точно вверх, как на изображении позы 8. Кажется, в «Видьярнаве» пропускается упомянутая суб-последовательность «эмбриона», необходимая для перехода к девятой позе (см. выше).  Она включает в себя распростертое на земле положение, которое следует за позой восьми частей тела (аштанга намаскара), вместо этого объединяется восьмая и десятая позы в единое, стремительное движение. Этот связующий плавный переход, описанный в «Видьярнаве», напоминает пару поз из последовательности «Чандра Намаскара» (слева), которую дает Шива Ри, он называется «спонтанный плавный полуприсед» (сахаджа-ардха-маласана). Аналогично в «Видьярнаве» предписывается переход из восьмой позицию в десятую ─ они являются зеркальным отображением друг друга. Это движение начинает левое бедро (спхик), спина обращена вверх, в то время как пальцы рук тянутся вправо (дакшамса—приштха пани-агра), предположительно по земле. Глубокое выполнение этой позы достигается, когда пальцы правой ноги направляются вверх.    

В «Видьярнаве» говорится, что выполняя два этих размашистых, взаимосвязанных положения «Ананта» 8 и 10), человек принимает форму квадрата, соответствующую муладхаре. «Амшу тантра» разъясняет этот вопрос ─ там говорится, что выполняя пару этих зеркальных поз, человек принимает квадратную форму свастики. Это заметно, если наложить друг на друга позы 8 и 10.

Намаскара как практика йоги воинов

В «Амшу тантре» говорится, что выполняя последовательность Анга-прадакшина Намаскара, также известную как Чакра-виньясу (название из «Видьярнава тантры»), можно избавиться от болезней тела (сарва-рога) и всех кармических препятствия (арва-папа). Кроме того, в жизнь практикующего начинают притягиваться разные виды богатств. По мнению Нилакантхи, тот, кто регулярно выполняет предписанную ежедневную практику Намаскара, обретает «адамантиевое тело» (ваджрадехи), как у легендарного мудреца-воина Дадхичи, который  сам поднял себя из земли. Человеку, получившему тантрическую инициацию, предписано выполнять практику подобно тому, как Дадхичи опускался к земле и поднимался вверх, делая различные последовательности Намаскара. Нилакантха говорит, что йогин в земном поклоне становится духовным воином, так же как король превращается в «повелителя земли» (бхупатим). Более того, считается, что тантрические ритуалы Намаскара уничтожают кастовую принадлежность, так как с каждой последовательностью тело очищается и перерождается в тело, освященное мантрами. Благодаря практике самйоги, то есть полному погружению беспокойного ума в поток движений и мантр, составляющих траекторию движений преданности в циклах Намаскара (они завершают подготовительный этап (упачара) ежедневного ритуала), он или она достигают цели йоги, обозначенной в «Йога-сутрах «читта вритти ниродха». Это становится возможным посредством «единения» (самйогах) с божественным, а не через отречение от жизни и опыта, даруемого воплощением.

***

Оригинал статьи: http://www.yogavidhi.org/blog/the-tantric-origins-of-chandra-namaskra9/21/2016

Перевод Юлии Остаповой, редакция Анны Глинко.

Comments