Михаил Баранов: Москва эзотерическая

 

Москва эзотерическая

Михаил Баранов

 

Лидерство как совокупность групповых процессов

 
За любые совпадения с реальными людьми - выражаю благодарность этим людям.
 
 
Глубоким вечером пятницы, в конце октября, находясь в своей квартире, у телевизора, пребывая в состоянии аффекта, Пуккин не заметил, как съел семь пачек солёных сухариков «Похрустим» и 350 грамм сухого корма «Любимый питомец», в который он обычно добавлял два-три пакетика смеси острейшего индийского «Bhujia», романтически именуя это блюдо «Ночи Бомбея». Из состояния сонного отупения его вывел немой кот Пупс, требовательно вонзивший коготки в нежную впадину пахучей подмышки Пуккина (на работе он пользовался детской присыпкой, добавляя туда капельку лайма, капельку лавандового и полкапельки кедрового эфирного масла; вечером, смешиваясь с ароматом специй из пакетиков, пот не только привлекал кота, но и отпугивал комаров и мух, если это был летний вечер). 
 
Суховато икнув, Пуккин вяло отстранил Пупса и, грузно поднявшись, шагнул к холодильнику. Достав с полочки три ампулы «Бифидумбактерина» и на треть початую однолитровую бутылку 1%-ного кефира «Активия», отточенным движением надпилил ампулы пилочкой для ногтей, с треском надломил стекло и высыпал содержимое в кефир. Четыре раза встряхнул. Кинул в раковину под горячую воду. Воткнул невидящим взором в телевизор с выключенным звуком - на экране проскочила рекламная заставка телешоу «Продукт дня», в ней круглолицый лысый человек в белом халате и очках, улыбаясь и что-то беззвучно говоря, протягивал зрителям поднос с запеченным поросёнком. Зрители хлопали. «Надо бы шпагат растянуть, за пару сеансов, – подумал Пуккин. – Этот доктор, говорят, круто растягивает на своих вибраторах». 
 
 
На смену этим мыслям в голове завертелся мотивчик, вызывая смутные ассоциации с передачей «Битва экстрасенсов», но с каким-то полузнакомым ласковым слоганом – …рыбанька моя, ры (!) – банька моя, рыбанька-ры-банька-ры-банька моя… Молчаливый Пупс молчаливо драл полы широких тайских штанов Пуккина. Из раковины поднимался пар. Зеркальце в пластмассовой рамке над круглым кухонным столиком из Икеи запотело, в водяной воронке крутились сухие зёрна проросшей пшеницы вперемешку с рыбьей чешуёй, одинокий набухший фантик «Му-Му» прилип к стенке раковины. Взглянув на зеркало, Пуккин непроизвольно представил, как открывается дверь и в тишине дверного проёма свой изящный профиль – в этой связи подумалось: «Странный, как поэт – и почему-то стройный». Дедушка Пуккина в таких случаях всегда говорил: «Ну здравствуй, здравствуй! Клизьма Кузьмич!», а немой от рождения «полуперс» Пупс выражался молча, кратко и нецензурно. 
 
Запиликал мобильный, Пуккин вышел из забытья и, торопливо завернув кран, налил в блюдце кота подогретого кефира, обогащённого бифидобактериями. Пупс, перестав драть штаны, угрожающим намёком прыгнув на диван и поддав лапой мобильный, задрал хвост над ноутбуком. Пуккин подхватил мобильный и отпихнул кота в направлении кефира, быстрым движением высыпал в блюдце оставшийся сухой корм. Взял трубку и низким голосом произнес: «Добрый вечер. Да, это Джулиан. Да нет, не знаю… Завтра?.. В девять?!...нуу… так сразу я не готов, давайте договоримся… 6 тысяч два раза в неделю… Хорошо… хорошо, в полдевятого я буду ждать у метро». 
 
Нажав отбой, Пуккин многозначительно повернулся к коту и, делая руками плавательные движения, пропел: «Рыбанька моя-ры-банька моя… договорился на абонемент, понял?» Открыв свою страничку «в контакте», двумя пальцами набрал текст: «Чайный Мастер, сертифицированный преподаватель Йоги и Тантры, Мастер тайского массажа Свами Камадев (Джулиан Пуккин) проводит практический тренинг «Пробуждение чакр божественными прикосновениями»… Через сорок минут закончив работу над текстом и загрузив фотографии, Пуккин скопировал всё на фэйсбук и разослал в шесть заходов, затем разместил по сообществам в ЖЖ.
 
Проверил почту. Написал коммент. Полюбовался отрывками своих семинаров, выложенных на ютьюбе, покачал головой и загрузил новый ролик под названием «Деньги и духовность – даршан в Тамбове». 
 
Выключив комп, Пуккин зевнул и потянулся, посмотрел на часы и решил что пора за практику. Запалил тибетскую жирную палочку перед танкой «Будда с партнёршей Яб-Юм», сел на подушечку, скрестив ноги, три раза пропел ОМ и лёг в шавасану. «День прошёл не зря», удовлетворённо подумал кот Пупс, раздербанивая пачку размороженных крабовых палочек. 
 
 
Рисунок Дарьи Грековой.

Comments