Василий Строфариа-Кубенский: "Кришна приказал ему петь." Интервью с Пандитом Джасраем

Перевел и подготовил Василий Строфариа-Кубенский

 

"Кришна приказал ему петь." Интервью с Пандитом Джасраем

 
 

Пандит Джасрай

Традиционная индийская музыка – особый мир, со своими традициями, смыслом и глубиной. Это духовная и мистическая практика, выражаемая в звуке. Певец и музыкант, исполняя произведение, старается передать особое состояние, возвышенное, трепетно-экстатическое, или умиротворенно-созерцательное, в зависимости от расы (буквально - вкус) и от типа произведения. Раги бывают для разного времени – утренние, дневные, ночные, посвященные разным Божествам, а в целом – единому Высшему Началу, в какой-бы форме оно не проявлялось (а согласно индуизму Оно проявлено во всем в этом мире). Искусство индийского музыканта, помимо чисто профессионального мастерства владения голосом и музыкальным инструментом, в том, чтобы и самому войти в нужное состояние сознания, и ввести своим исполнением в подобное состояние своего слушателя.
Как-то я бродил по скалам священного шиваитского места Гокарны, в южно-индийском штате Карнатака, в весьма измененном состоянии. Чувствительность обострилась – ночные морские волны, яркие звезды, огромная луна, порывы теплого ветра, все это сливалось в удивительную симфонию мира. Под утро прохлада вернула меня домой, в комнатку отеля «Ганапати». Внутреннее путешествие продолжалось, и я поставил сборник разных индийских исполнителей, которые друзья накидали на мой мп3 плеер. Звуки мантр и мелодий звучали гармонично, но среди разных голосов именно один взвился в моем сознании, подобно внезапно приподнявшейся и распустившей капюшон кобре. Певец виртуозно менял интонации, и хотя голос был пожилой, за ним чувствовалась какая-то странная сила, какой-то глубокий опыт, который видимо пережил этот старик. Голос был уверенный, но не напряженный, без притворства и напускной слащавости, свойственной многим более молодым певцам, у которых чувствовалась хорошая выучка и техника (Индия богата голосами и рекорд-компаниям есть из кого выбирать), но ум при этом похоже был занят мирскими вещами. Молодые были «в шоу-бизнесе», они старались чтобы «получилось красиво». Дед же явно жил в своем измерении, он пел ради чего-то другого. Я бросился к плееру посмотреть тайтл – в полумраке комнаты глаза мои выцепили на зеленом экранчике медленно ползущую строку: Pandit Jasraj. Пандит – индуистский титул, что-то вроде профессора в области традиционных наук или искусств.
Я решил найти что-нибудь об этом «дьявольском старике» (выражение, которое Кастанеда часто адресовывал Дону Хуану), помимо формальной биографии в википедии. Родился в 1930 году в северо-индийском штате Харьяна, в семье браминов-музыкантов. Начал учиться у своего отца… Такие строки биографии типичны для большинства индийских музыкантов – представителей династий. Хотелось услышать, как мыслит и чем живет этот человек. Пару его бесед я перевел и делюсь с читателями Wild Yogi.
 

Пандит Джасрай: «То, что я пою, напрямую достигает Кришны»

 

Беседа с Шармилой Чанд

 
01 Jasraj
Для начала, я должен рассказать вам о странном сне, который выносил мой ум напрочь каждый раз, когда я его видел. Там был дарбар (царский двор – прим. пер.) Господа Кришны, где я сидел, зажатый между королями с левой стороны и артистами с правой. Господь Кришна сказал мне: "Джасрай, молитвы и ритуалы предназначены для других. То, что ты поешь, достигает меня напрямую. Пой..." Так что вы можете представить, что происходит в моем сердце и уме, когда я пою.
Также, еще один мистический случай в моей жизни отразился на моей тесной связи с Богом. Пандит Манирам, мой старший брат и учитель в Ахмедабаде, внезапно потерял свой певческий голос. Никакие медицинские методы не помогли, и один друг направил его к махарадже Джайвант Сингх джи Вагхела из Саананда. Тот попросил пандита Манирама спеть для своего Божества, Божественной Матери. И действительно, голос пандита Манирама стал восстанавливаться, и очень скоро достиг прежней чистоты! Символичность этого случая глубоко отложилась в моем уме, так еще в молодом возрасте 14 лет я почувствовал первые волны духовности в своем музыкальном сознании.
До сих пор, когда бы я не выходил на сцену, я поднимаю руки, как бы ожидая объятий Всемогущего, которого я ищу всюду, и которого я чувствую в моих слушателях. Этот жест пришел ко мне невольно и трудно поверить, что он имеет столь глубокое значение для меня. Когда слушатели были свидетелями появления неожиданного, не по сезону, дождя, во время моего пения раги для сезона дождей Дхулья Малхар, или например, когда мое пение Рагини Тоди вызвало появление оленя прямо перед удивленной массой слушателей - мне нетрудно поверить в особые взаимоотношения с Ним и моей аудиторией.

Panditjasraj

Я борюсь за достижение Божественного и я пою, потому что Он делает меня певцом. По Его воле вместо того, чтобы ходить в школу, я слонялся возле чайной лавки, где играла песня певицы Бегум Актар "Deewana banana hai to deewana bana de…" Это была моя первая влюбленность в музыку. И как deewana ("безумный" - хинди, прим. пер.) я тоже не знаю, что я пишу. Как я сочиняю, что за волшебное слово, которое зарождает целую композицию, какую рагу выводят его ноты, какой течет ритм? Я могу описать это лишь как благословение Богини Сарасвати.
"Mero Allah Meherbaan… Koi bigad sakat nahi… tero man leejay tu thaan…" - этот бандиш (вариант вокальной раги духовного содержания - прим. пер.) возвращает нас где-то к 1965 году. Считалось, что никакой бандиш на рагу Бхайрави не может иметь sam на komal dhaivat, vadi swar, или доминирующую ноту Бхайрав. Я однако был не согласен с этим, и вскоре предложил исполнить бандиш, который полностью основывался на определенной ноте. Когда я сидел один в глубоком раздумье, я вскинул руки к небу в бессознательном движении, как будто ища благословения Божеств. Я произнес "Аллах" неосознанно. Тут же я почувствовал что все потерянные фрагменты как бы встали на свои места. "Mero Allah Meherbaan…" слова стали соединяться вместе как бы по собственной воле, и каким-то волшебным образом sam стал приобретать форму, всегда такую твердую, на ускользающем komal dhaivat.
Когда я смотрю на 50 лет назад, я не могу поверить, что занимаюсь этим 50 лет. До сих пор не знаю, как я вообще стал музыкантом, певцом. Но в одном я уверен точно - это все по милости Всемогущего.
 

Пандит Джасрай: «Человек становится полностью состоявшимся артистом после пяти воплощений в качестве музыканта».

Беседа музыкантов группы «Назар» (Вайбхав Джайн, Мриналини Ранджан и Рохан Гарг) с пандитом Джасраем перед его выступлением в Остине, Техас.

 

Pandit jasraj

Вопрос: В наше время у учеников есть возможность записать свой голос, или голос своего Гуру , и слушать его раз за разом, когда ему удобно. У нас есть машины, воспроизводящие аккомпанимент - как сур (ноты) так и таал (ритм) - и это дает возможность практиковать независимо. Однако, музыка как садхана ныне встречается все реже. Каково будущее Шастрийя Сангит (индийской классической музыки, основанной на шастрах - священных писаниях - прим. пер.) при таком положении вещей?
 
Пандит Джасрай: Наиболее важный элемент обучения в Хиндустани Шастрийя Сангит - это "Гурмукх Видья". "Видья" (знание), которое идет из "мукх" (уст) "Гуру" (учителя) и которое получает "шишья" (ученик). Если человек имеет хорошие способности изучать и воспринимать музыку, он может пойти далеко, но только до определенной границы. Как только вы сядете вместе с таким музыкантом, или учеником, и немного споете, сразу станет понятно, что его не обучали в традиции, редко когда этого не заметно.
То, что мы называем "Гхарана" (школа, или стиль пения какой-либо местности) - не просто название, это больше похоже на колледж. Как здесь есть колледжи Наук, колледжи Искусств и так далее, также у нас существуют Гхараны. Они создают стиль, благодаря которому другие сразу определяют, к какой Гхаране принадлежит певец. Одну и ту же рагу могут петь в разных Гхаранах, но манера исполнения будет немного разной. Некоторые композиции могут также различаться. Также, каждая Гхарана сохраняется поколениями семей и иногда учениками определенного Гуру. Никогда не было никаких хинду-мусульманских конфликтов, которые помешали бы сохранению этих музыкальных традиций.
В наше время так много форм искусства - от театра до рок-групп - несут политические лозунги разделения от деревни к деревне. Как может индийская классическая музыка вовлекаться в эту пропаганду? Как я сказал, в индийской классической музыке никогда не существовало какого-либо чувства враждебности, разделения. Часто пандиту Джасраю на сцене аккомпанировал на табле Устад Закир Хуссейн, а иногда Рашиду Мияну аккомпанировал Рамнатх. Это вопрос атмосферы на сцене - там никогда не было чувств разделения, или что один подавляет другого по принципу своей религии. Это происходит естественно, что как только кто-то берет чистую ноту Са, все пристуствующие забывают о самоидентификации.
 
Вопрос: Как насчет политических вопросов? Например, проблема реки Нармада?
 
Пандит Джасрай: Смотрите, когда упоминают Нармаду, это пример сфабрикованной проблемы, которую раздувают без надобности. Эта дамба - Сардар Саровар, была задумана и построена британцами. Наша единственная ошибка - что мы слишком долго говорим об осуществлении проекта. Британцы начали строить ее в 1927 году. Посмотрите на факт, что с момента постройки (частичной) она принесла много пользы Гуджарату. Когда кто-то хочет остановить эти работы, делает разные возражения, могут они опровергнуть тот факт, что теперь в Гуджарате есть свежая питьевая вода? Могут они игнорировать, что прекрасная земля Саураштры, которая была столь бесплодной, стала теперь изобильной и имеет достаточно воды для увлажнения почвы? Около 4-5 крора людей мирно пьют воду, и это только в Гуджарате. Пользу получают также Мадхья Прадеш и Махараштра, но в первую очередь Гуджарат.
 
Вопрос: Слова Нарсинха Мехты “Vaishnava Jana Toh Tene Kahiye Je, Peed Parai Jaane Re” которые вы так часто поете, как глубоко музыкант должен соответствовать этому определению?
 
Пандит Джасрай: Смотри, когда они поют, они все вайшнавы. Это абсолютная правда. Пока они поют, практикуют, играют на танпуре, ситаре, сароде или табла, они остаются вайшнавами в своей сердцевине.
 
Вопрос: Тогда есть послание Сур Даса “Sabse Oonchi Prem Sagai”. Как успешна свадьба между духовностью и музыкой?
 
Пандит Джасрай: Послушай одну вещь. Наша музыка - Бхаратья Сангит, это, по сути, музыка Пакистана, Афганистана, Бангладеш, Непала и Индии. Даже первый взгляд на эти регионы покажет тебе, что музыка, зародившаяся в этих местах точно духовна. Если вы поете в форме подношения: "Господь, это мое подношение, мое служение тебе, пожалуйста прими его", тогда духовность пристутствует прямо здесь!
Музыка близка и к слову "Бхагаван" и к "Аллах миян". Я упоминаю "Allah miyaan" с тех пор, как вышло недавнее кино из Пакистана, "Khuda Ke Liye", где было ясно показано что музыка не является "харам" (запретным действием для мусульман - прим. пер.) в Исламе. Многие темные годы говорилось и продолжает говориться что музыка якобы запрещена исламом, но теперь правда вернулась и это глубоко трогает мое сердце. Фильм прямо показывает на примере Корана и других текстов, что нет оснований делать такие заявления. Мы забыли, как пел Давуд Пайгамбар? Как это может быть «харам»?
 
Вопрос: В наше время, как глубоко музыка и духовность могут верить друг в друга?
 
Пандит Джасрай: Духовность держится на ожиданиях вовлеченного в нее человека. В любом случае, когда бы он не танцевал, играл или пел - Всемогущий находится в основе всего этого. Сангит, кстати, сочетает все эти три формы - танец, пение и игру на инструменте.
 
Вопрос: Как ваша музыка меняется с течением времени?
 
Пандит Джасрай: Послушай меня внимательно. Все, что живо, меняется и движется. Однако, если ты совершаешь изменения без необходимости, ты упускаешь суть. Это должно происходить само, когда ты идешь и поешь. Этот процесс заслуживает рассмотрения. Я иду, например, и слышу, как кто-то поет очень красиво, или играет очень мелодично, и там есть определенная музыкальная фраза, которую я подхватываю. В следующий раз, когда я выступаю, я могу включить эту новую импровизацию и люди воспримут ее, а может она самому мне очень понравится. Я буду повторять ее для себя в разных формах - снова и снова. Вот как изменения должны происходить - естественно.
 
Вопрос: Как выступления помогают развивать вашу музыку?
 
Пандит Джасрай: Каждое выступление это как экзамен. Мы их никогда не заканчиваем и не получаем диплом, как в других науках. Если мы поем хорошо, нас приглашают делать больше и больше выступлений. Если поем плохо, то и наши выступления остаются такими же.
 
Вопрос: Просто или сложно людям вашего уровня распознать восходящий талант?
 
Пандит Джасрай: Вы думаете, что раз это большая страна, новости не доходят? В музыке расстояния им не помеха. Будет ли это школьный учитель из Дели, или кто-то из Парижа, если кто-нибудь поет Шастрийя Сангит действительно хорошо, информация обязательно до нас доходит.
Вопрос: Недавно вы исполнили песню для фильма "1920". Это явно другой опыт. Никогда не задумывались об использовании своего таланта в коммерческом кино?
 
Пандит Джасрай: Это другое. Вы выдаете музыкальному редактору фильма то, что он хочет от вас - и все. На таком уровне музыкант становится учеником. Если бы я хотел, я мог бы достичь успеха и в этой сфере, как-никак я зять знаменитого режиссера В.Шантарама. Но это никогда не было моей целью.
 
Вопрос: Музыка фьюжн приобретает популярность. Уважение к классическим музыкантам и адаптация к западной культуре создали формулу, которая пользуется спросом. Как вы относитесь к этому новому направлению? Принесет ли фьюжн пользу Хиндустани Сангиту в будущем? Джугалбанди (стиль игры-импровизации между несколькими музыкантами - прим. пер.) - это тоже форма фьюжн?
 
Пандит Джасрай: Столько разных форм в музыке - газали (лирические песни на урду, порой использующие мотивы из раг - прим. пер.), фьюжн, другие... Все они разграничивают направления в музыке. Каждый музыкант, по сути, старается найти новый путь. Будет он успешным или нет - зависит от него самого. В любом случае - принятие это главный путь. Не вижу в этом ничего плохого.
Наша музыка - музыка Бхаратья, как я говорил ранее, весьма продвинутая. Не только в духовном плане, но она и очень научна. Если мы смешаем две, или три какие-то формы музыки и сделаем ритмические куплеты, тогда классическая музыка начнет угасать. Нужно пройти много ступеней, пока возможности и масштаб западной музыки приблизятся к нашей. Чтобы играть по-западному наши музыканты должны спускаться вниз с вершины своих возможностей. Это истина для любого инструмента, будь то скрипка, ситар или сарод. Единственное исключение, на мой взгляд, - это симфонический оркестр. Он настолько уникален и изумителен, что в нашей музыке нет аналога для него.
Джугалбанди - замечательная форма нашей музыки. Можно посмотреть на вещи и с этой точки зрения. Джугалбанди между Карнатака Сангит и северо-индийской музыкой можно назвать фьюжн. Если вам так нравится название, можете сказать, что доктор Бала Мурти и пандит Джасрай играют музыку фьюжн. Он великолепный артист, и когда мы играем вместе, получается большое представление. Если я пою с пандитом Харипрасад Чаурасия, можете назвать это джугалбанди с флейтой или фьюжн с флейтой. Музыка остается музыкой.
 
Вопрос: Как вы относитись к реалити-шоу по индийской музыке на ТВ?
 
Пандит Джасрай: Я думаю мы получаем от них большую пользу. Люди открыто говорят, что наше наследие по настоящему не представлено в Болливуде - там часто всплывает эта тема. Люди могут высказать свое мнение, что наша музыка, для нее нужен слушатель. В любом случае, артист должен быть самого высокого класса. Когда такие шоу начались, мы думали, что это начнет принижать нашу музыку, но оказалось, что это поднимает тему о необходимости осознавать. Многие спорят, что классическая музыка теряет от возникновения таких шоу, но я этого не вижу. Как долго помнят победителей шоу "Индийский идол" или "Звездный голос"? Начиная с первых выпусков этих шоу, все победители, что брали первые призы - где они сейчас, кто их помнит?
Вопрос: Вы один из самых знаменитых артистов. С высоты вашего положения, как вам кажется - ваш подъем произошел благодаря судьбе, или помощи Бога?
 
Пандит Джасрай: Посмотри, все уважение, которое мы получаем, или оказываем, и которое подтверждается тем, что ты сейчас передо мной сидишь - это все Его (или Её) воля. С какой стати иначе я бы сейчас сидел перед тобой, а ты бы меня спрашивал? Бог решает направить события таким путем, как Он хочет - и поэтому ты задаешь вопросы, а я отвечаю. В Бхагавад Гите Бхагаван (Господь) говорит: "я работа, я действие". Понимаешь? Сам факт, что ты покинул свою страну и находишься здесь, чтобы учиться и достигать успеха - это Сам Господь. Приложи свое сердце к учебе и работе, но предлагай это все Ему, и это достигнет Его. Уважение  - это всегда уважение - раньше ты его получил, позже, или когда-нибудь - никогда не пренебрегай им. Никогда не говори, что я имел достаточно его, это немыслимо. Никогда не сопоставляй сколько уважения ты обрел в сравнении с кем-то еще. Если ты почитаешь меня в своем сердце и хочешь сделать мне подношение, как я могу умалять этот факт? Я верю в Атму и Параматму (душу и ее Высшую форму). Если ты хочешь оказать мне уважение, это большое чувство, с тех пор как оно зародилось в тебе. Ты понимаешь слово Upja? Зарождение, Jeete Raho! ("живи долго!", слова благославения - прим. пер.)
 
Вопрос: В возрасте 78 лет, для кого или зачем поет Джасрай?
 
Пандит Джасрай: Как я сказал ранее, просто предлагай свою музыку Ему. Когда бы мы не пели, или Он делал нас поющими, это в сущности служение Ему. Как я сказал ранее, Atma so Parmatma - это Бхагаван внутри вас, который говорит, гуляет - мы все просто частицы Его. Это - потому что у нас есть (или мы являемся) Атмой (душой), а он - Парам Атма (высшая душа). В этом все и дело.
Вопрос: Я член местной группы, поющей Каввали (суфийские экстатические песнопения - прим. пер.). Мы начали петь пару лет назад и обнаружили, что большое количество суфийской поэзии похоже на поэзию индийского бхакти.
 
Пандит Джасрай: Если я пою для Рамы, это называется бхаджан, а если я пою для Аллаха, то суфи. Идея музыки суфи это не новое открытие. Она существовала века. Например, Дохде на хинди славит Раму, а на панджаби или урду славит Аллаха. Многое в индийской музыке посвящено любви. Есть два типа любви - к человеку и к «Хак» (Высшему). Музыка, посвященная Высшему, является суфийской, «суфьяна». Эти два смысла все время существовали. Всегда делались сравнения. Например Гулам Фарид писал: "Ishq Te Aatish Do-in Baraabar, Jade Ishq Da Vaar Tatera" и Абида Парвин часто это пел. Это значит, что любовь и огонь всегда считались одинаково сильными, но любовь наносит более глубокие раны. Однако , есть и разница. Часто говорят, что человек верит в Бога, хотя и не видит его своими глазами. В нашей религии у нас есть идолы или скульптуры, чтобы помочь нам представить, и мы любим Его через эти образы, привязываясь к ним. Ведь очень трудно любить того, кто не имеет формы. Это возможно на уровне «Мизаджи» (особое состояние сознания, подобное термину бхакти, преданной любви к Божесту - прим. пер.), или на особом уровне бытия. Тулсидас и Сурдас оба любили Бога в состоянии любви «мизаджи», которое гораздо выше физического ощущения.
 
Вопрос: Но на личном уровне, для меня это проблема.
 
Пандит Джасрай: Ты испытываешь любовь?
 
Вопрос: Нет, и это моя проблема. Многое, что мы поем как группа, не присутствовало в моем опыте. Я никогда не пробовал алкоголь, у меня не было связи с женщиной. Более того, я не верю в высшую реальность. Как я могу установить связь со своей музыкой?
 
Пандит Джасрай: Это трудно, если ты не веришь в Него. Как я сказал, путь любви - это "мизаджи". Не имея лестницы, куда ты пойдешь?
 
Вопрос: Но, хотя, я люблю саму жизнь. Может ли это достаточно вдохновлять?
 
Пандит Джасрай: Ну тогда что еще тебе нужно? В конце-концов хоть какая-то любовь у тебя есть! Просто держи в уме, что когда ты поешь, это достигает Его, потому что он любит это. Пой, но не призывай Его, потому что ты не веришь в Него. В любом случае, помни - мы это - Атма, а Он - Параматма. Например, кто-нибудь подошел к твоему окну, стоит там и слушает твою песню. Пока ты поешь, ты оказываешь влияние на этого человека. Как только ты закончил, ты вернулся к прежнему состоянию, которое было до пения. То есть, если ты предлагаешь то, что поешь, Ему от всего сердца, то твоя музыка всегда будет красочной. Понимаешь? Ты слышал и видел разные великие выступления. Они были великими потому что Он присутствовал там. Не беспокойся! Скоро ты обретешь веру. При отсутстсвии любви никто не может петь.
 
Вопрос: Какими качествами я должен обладать, чтобы стать вашим учеником?
 
Пандит Джасрай: Понимаешь, отношения человека и музыки не строятся только за одну жизнь. Человек становится полностью состоявшимся артистом после пяти воплощений в качестве музыканта. Иногда кто-то появляется сам по себе, и в течение 7-8 лет исполняет такую восхитительную музыку, что заставляет всех нас задуматься о наших собственных достижениях. Недостаточно просто окончить высшую школу, или получить степень баклавра, чтобы прийти ко мне. Все в Его руках и по Его воле - можешь ты прийти или нет.
 
Следующие вопросы адресованы госпоже Трипти Мукерджи, которая гастролирует вместе с Пандитом Джасраем.
 

TM9

Вопрос: Как долго вы обучались у пандита-джи? Была ли это импровизация, или тренинг продолжался долгое время? Что вы чувствуете?
 
Трипти Мукерджи: Я вместе с Гуруджи уже 32 года. Это долгий процесc, но в то же время он идет 24 часа. В любое время, когда он хочет, он начинает импровизировать, по телефону ли, или во время поездки в машине, такси, поезде, самолете, рикше, или во время прогулки пешком - он всегда готов.
 
Вопрос: Каковы ваши впечатления от гастролей по Америке? Это беспокойно? Как вы готовитесь к выступлению?
 
Трипти Мукерджи: Теперь это моя работа. Путешествия всегда беспокойны, но это не мешает мне готовится к концерту. Это уже в нашем подсознании - что нам надо выступать, так мы и готовимся. Танпура включена весь день, и это все, что нам нужно. Мы подолгу ни с кем не говорим перед каждым выступлением.
 
Вопрос: Как вы думаете, большое имя артиста, в отличие от не слишком известного, влияет на популярность классической индийской музыки?
 
Трипти Мукерджи: Здесь, в Америке, я вижу большую разницу. Здесь приходят люди всех возрастов, потому что концерт Джасрая это важное событие. В то же время, когда мы поем в Индии, молодежь, студенты вообще не присутствуют. По нашему опыту, в Индии только пожилая аудитория приходит на наши представления.
 
 
Концертная запись суфийской песни Mero Allah Meherbaan, о которой Джасрай рассказывает в начале интервью:

 
 
Пандит Джасрай и Трипти Мукерджи:

 

Comments