Истории о Лахири Махасаи из книги "Пурана Пуруша" (Ашок Кумар Чаттерджи)

Встреча на горе

Лахири МахасаиОднажды Шьяма Чаран шел по уединенной дороге среди холмов в сопровождении вооруженных охранников и дневальных, потому что нес официальную наличность. Вдруг кто-то окликнул его по имени. Шьяма Чаран взглянул на вершину горы и заметил там саньясина, звавшего его. Саньясин быстро спустился и оказался прямо перед Шьямой Чараном. Саньясин был крепкого телосложения, его отличали длинные до колен руки, спокойный, умиротворенный взгляд и мягкая улыбка. Появление саньясина насторожило и Шьяму Чарана, и его сопровождающих: Шьяма Чаран решил, что этот саньясин был предводителем шайки разбойников, которые прячутся где-то поблизости.

Саньясин же сказал: «Шьяма Чаран, не бойся, я знал, что ты пойдешь этим путем, я ждал тебя. Заверши свою работу сегодня как можно скорее и приходи в мою хижину. Я подожду тебя». С этими словами саньясин указал на его убежище на холме и удалился.

Шьяма Чаран постарался выполнить порученную ему задачу максимально быстро, и после работы вернулся в свою палатку. Он размышлял, стоит ли ему пойти на встречу с саньясином или нет. Его удивляло, что саньясин знал его имя. Шьяма Чаран знал, что в этой уединенной местности в Гималаях на самом деле жили святые мудрецы. Следовательно, вполне естественно, что в процессе таких размышлений религиозный Шьяма Чаран все-таки решился встретиться с тем саньясином и отправился в путь.

Идти то вверх, то вниз по горной тропе — утомительно для человека, который всегда жил в равнинной местности. Шьяма Чаран в одиночку пошел на вершину по узкой тропке, петляющей по склону горы. В этой райской местности некогда находилась хижина, где сам Шива погружался в транс, и многие великие йогины остаются здесь для глубокой медитации. С незапамятных времен сюда часто приходили в стремлении увидеть священные явления этих великих йогинов.

Шьяма Чаран преодолел уже значительное расстояние, вымотался и хотел знать, надо ли ему идти дальше. Ему необходимо было вернуться в свою палатку до вечера, ведь здесь оставаться будет опасно, тут водятся дикие животные. Солнце шло к закату и постепенно пряталось за гору. Шьяма Чаран сел на камень отдохнуть: вокруг никого не было, но он и не ожидал, что кто-то придет. Зима только началась. Местность располагалась в густом лесу, и Шьяма Чаран продолжил путь через джунгли. Иногда его одолевали сомнения, не выбрал ли он не ту дорогу. Перед ним открывались волшебно чудесные виды Гималаев. Насколько хватало взгляда, волнообразная линия гор окаймляла горизонт. Казалось, что боги обитают в этом гималайском лесу. Эта местность в Гималаях подходит для религиозной аскезы великих душ и святых. Внизу прекрасный поток разделял две горных гряды, омывая подножие Гималаев. Казалось, будто он несет в это земное убежище воду, которая омывала стопы Шивы. Водопадом ниспадал он к излучине реки Ганг, сливаясь с ней. Неумолкаемый рокот воды слышен в воздухе, словно лесные нимфы играют на невидимом музыкальном инструменте. Вдоль по течению реки несчетное число скал, высоко подняв головы, вслушивались в этот звук, застыв в тишине. Сосны и другие росшие здесь хвойные деревья, словно стражники, подняв свои штыки, командовали всем горным хребтом. Среди всей этой лазури лесная крутая горная дорожка манила в неизведанные дали путника, отправившегося в духовные искания.

Вдруг Шьяма Чаран услышал знакомый голос, зовущий его: «Шьяма Чаран, иди сюда». Он заметил того же самого саньясина: тот стоял на вершине горы и махал ему. Полный сомнений Шьяма Чаран быстро поднялся к вершине, словно что-то неизвестное ему влекло его за собой. Он заметил, что саньясин наблюдал за ним с мягкой улыбкой. Казалось, это сын вернулся домой после долгого отсутствия, а отец встречал его ласковым взглядом. Ошеломленный Шьяма Чаран, не отрывая взгляда от саньясина, поклонился и выразил ему свое почтение.

Саньясин спросил: «Шьяма Чаран, неужели ты не узнаешь меня? Помнишь, как ты приходил сюда раньше»? И он указал на шкуру тигра и чашу аскета в пещере, а затем задал еще вопрос: «Разве ты не узнаешь этих вещей»?

Шьяма Чаран ответил: «Я здесь никогда раньше не бывал, я здесь ничего не узнаю, возможно, это вещи кого-то другого».

А саньясин сказал: «Послушай, Шьяма Чаран, все это игра иллюзии, из-за нее ты забыл обо всем». Саньясин дотронулся до Шьямы Чарана, и словно электрический ток пронзил все Его тело. Благодаря этому он вспомнил свою прежнюю жизнь, посвященную практике садханы, он понял, что этот великий саньясин был его Гуру в его прежнем рождении.

Саньясин продолжил: «Здесь ты практиковал садхану в своем прежнем рождении. Эта тигровая шкура и чаша аскета принадлежали тебе. Я старался сберечь их для тебя. Твоя жизнь кончилась здесь, пока ты практиковал садхану. Потом ты родился снова в деревне Гурни как сын Гоурмохана. С тех пор я наблюдаю за твоей жизнью. Я устроил так, чтобы тебя перевели в эту горную область, чтобы ускорить твое посвящение в йогу. Последние сорок лет я провел здесь, ожидая твоего прихода».

Проживая в Каши, в месте паломничества, Шьяма Чаран замечал множество мудрецов из своего детства. С практической точки зрения он многое знал о мудрецах. Он обладал острым умом, способностями к принятию решений и формальными знаниями; помимо этого, он был способен контролировать свои эмоциональные импульсы. Шьяма Чаран о многом расспросил саньясина, пока все его сомнения насчет реальности утверждений саньясина не развеялись. Только тогда Шьяма Чаран согласился принять посвящение в йогу.

После этого великий саньясин провел его посвящение в крийя-йогу. Шьяма Чаран обрел состояние неподвижности и погрузился в самадхи. К тому времени солнце уже скрылось за горами. В полной тиши вечерние звезды постепенно проявлялись на небе и украсили собой бесконечное пространство, подобное блюду для подношений.

Высшее спокойствие захватило всю Вселенную. Вслед за йогином Шьямой Чараном, природа, словно неподвижная йогиня, глубоко погрузилась в медитацию. Окружающие его горы, купавшиеся в лунном свете, приняли сияющие очертания Шивы. Казалось, что бог луны поклонялся погруженному в дхьяну, безмятежно прекрасному Шиве. Бесконечные проявления вечно прекрасного Шивы озарили своим светом всю поверхность земли.

 

Встреча с начинающим бхактой

Как и в другие дни, в тот день Йогирадж пошел вечером на прогулку с Кришнарамом вдоль берегов Ганга у Ранамахал-гхата. Иногда можно было услышать, как лодочники управляли своими лодками на небольшом расстоянии от берега. На чуть большем удалении — из храма, находившегося над цементированным гхатом, раздавались воспеваемые преданными приветствия Шиве. Подошел новичок и в знак уважения поклонился Йогираджу, сложив руки перед грудью. В попытке познакомиться с Ним новичок сказал: «Я уже слышал Ваше имя, но раньше мне не так везло — встретить Вас в эти дни».

Йогирадж улыбнулся и поддержал с ним приятную беседу: узнал, как его зовут, где он живет и т. д.

«Если Вы позволите, я бы спросил у Вас кое-что», вдруг обратился к Нему новичок во время этой прогулки. «Конечно, спрашивайте», ответил Йогирадж.

«Я слышал, что Вы практикуете дхьяну в своей комнате, какому Богу Вы посвящаете свою практику дхьяны» — задал свой скромный вопрос новичок.

Йогирадж ответил с улыбкой: «Я не знаю об этом».

Новичок задал еще вопрос: «Должно быть, Вы посвящаете свою практику дхьяны Шиве или Кришне, может быть, богине Кали»?

Йогирадж в ответ сказал: «Я посвящаю свою практику дхьяны Единому, кто преобладает в Шиве, Кришне или Кали, в вас или во мне, или в ком бы то ни было еще».

Тогда удивленный новичок заявил: «Я не смогу придерживаться таких же взглядов, о которых Вы сказали».

Йогирадж с ним согласился: «Этого ни я не смогу вам объяснить, ни вы не сможете понять».

 

Являлся ли Бабаджи в теле?

БабаджиВ апреле 1872 года, будучи в Каши, посредством садханы Шьяма Чаран встретил своего дорогого Гурудева, и этот опыт Он ярко отразил в своем девятом дневнике: «Gurúkā ādarbhāo sushumná jāgā bicbicme āot haye kabhi kabhi jyot mālum hot haye khāli ākhse sushumná dekhā jāgarit sapan sushupti gurú se bātcit bhayā». Это означает: «Сушумна пробудилась под воздействием Гуру, иногда это были явления, иногда ощущалось сияние. Я видел сушумну невооруженным взглядом в состоянии пробуждения, в мечтах или в глубоком сне, и я беседовал с Гурудевом».

Профессор Таракнатх Саньял, сын шурина Йогираджа, получил посвящение в крийя-йогу от Него и достиг просветленного состояния садханы. Однажды он с мольбой обратился к Йогираджу: «Умоляю, призовите своего Гурудева, благородного йогина Бабаджи Махараджа! Хотя бы раз хотелось бы увидеть его»!

«Я спрошу Бабаджи и скажу вам», ответил Йогирадж.

Через несколько дней он сообщил Таракнатху: «Бабаджи не хочет появляться».

Это своеобразное доказательство, что Бабаджи Махараджа никогда не являлся перед Йогираджем в телесном виде. Бабаджи иногда отправлял к нему саньясина, который следовал за Йогираджем после посвящения, когда тот собирал наличность. По этой причине многие получили ложное представление о том, что Бабаджи являлся перед Йогираджем в телесном виде. В дневнике, написанном Йогираджем, вместо этого доказывается, что Бабаджи Махараджа был реинкарнацией Кришны. Йогину такого уровня нет нужды являться в телесном виде, особенно, учитывая, что при посвящении он обещал Шьяме Чарану, что сам будет являться Йогираджу при необходимости для духовного даршана. Следовательно, правильно, что он множество раз являлся Шьяме Чарану и проводил даршан посредством садханы и благословлял его. Этот факт признал сам Шьяма Чаран в своих дневниках, которые он лично вел четырнадцать лет.

 

Бестелесное явление Лахири Махасаи

Абинашбабу, ученик Йогираджа, был принят на работу в железнодорожную компанию «Бенгал-Нагур» (теперь это «Юго-восточные железные дороги»). Однажды он написал заявление, попросив недельный отпуск у своего вышестоящего начальства, чтобы побывать на даршане своего Гурудева. Тогда его начальником был Бхагабати Чаран Гхош (который в дальнейшем стал отцом Парамахамсы Йогананды). Бхагабати-бабу вызвал Абинашбабу и сказал ему: «Ты не сможешь добиться успеха в своей работе, если все время будешь отвлекаться на религию. Сосредоточься как следует на своих должностных обязанностях»!

Абинашбабу возвращался домой пешком в растрепанных чувствах. По пути он заметил паланкин Бхагабати-бабу. Когда он приблизился, Бхагабати-бабу сошел с носилок, и они вместе пошли пешком. В попытке утешить Абинашбабу Бхагабати-бабу стал рассказывать ему, какие материальные блага сулит его работа и как этого добиться, а Абинашбабу стоически слушал его и мысленно молился своему сострадательному Гурудеву о том, чтобы получить возможность увидеться с Ним.

Они вдвоем шли через поле. Лучи закатного солнца освещали всю местность, затянув всю ее пылающей иллюзорной дымкой. Вдруг всего в нескольких метрах они увидели Йогираджа, спускающегося к ним в бестелесном виде, и он сказал: «Бхагабати-бабу, ты слишком жесток со своими подчиненными»! Сказав так, он исчез. Абинашбабу, сложив руки в молитвенном жесте, начал молиться.

Бхагабати-бабу был так поражен этим неожиданным явлением. Помолчав несколько минут, он сказал: «Ваш отпуск начнется завтра, иди и получи даршан своего Гурудевы. Если ты возьмешь меня с собой, будет даже лучше, я бы с радостью увиделся с таким Великим Йогином».

На следующий день Бхагабати-бабу, его жена, а также сам Абинашбабу сели вместе на поезд до Каши. По приезде они пошли в дом Йогираджа. Там они увидели Йогираджа сидящим в падмасане и в знак почтения поклонились ему.

Йогирадж посмотрел на них своими трансцендентальными глазами и с улыбкой сказал: «Не следует запрещать кому бы то ни было идти по пути религии».

Впоследствии Йогирадж провел посвящение Бхагабати-бабу и его жены в крийя-йогу и благословил их.

Когда родился их второй сын Мукундал, Бхагабати-бабу и его жена всего через несколько дней привезли младенца в дом Йогираджа в Каши. Тогда они застали погруженного в дхьяну Йогираджа сидящим в окружении преданных учеников. Держа сына на руках, жена Бхагабати-бабу поклонилась Йогираджу. Он взял младенца и, положив его к себе на колени, сказал: «Ваш сын станет йогином, который многим укажет путь к поискам Бога».

Впоследствии Мукундал, неоднократно получавший благословение от своего Всевосприимчивого Высшего Гуру, и стал знаменитым йогином Парамхамсой Йоганандой.

 

Пещера Бабаджи на горе Дронагири в Гималаях

На фото: Пещера Бабаджи на горе Дронагири в Гималаях

Пещера Бабаджи на горе Дронагири в Гималаях

***

Перевод с англ. Елены Саноцкой.
Подробнее о проекте перевода книги "Пурана Пуруша"
http://wildyogi.info/ru/purana-purusa-kniga-osnovannaa-na-tekstah-26-ti-dnevnikov-lahiri-mahasai

Comments